Червонец Андрюха (chervonec_001) wrote,
Червонец Андрюха
chervonec_001

Categories:

Позывной Ромео: Часть III «Орлово-Ивановковская «операция» (продолжение).



А дальше был бой.

Через пол часа после столкновения с украинскими бронеМазами на нас выехала и навалилась бронегруппа укропов.

Я стою с тракторами, те рычат, копают, ничего не слышно. Интересная картина, по нам уже долбят укропы ввовсю, а мы копаем окопы ))). Зачем они нам нужны были на таком видном месте, когда сзади была удобная лесополоса? Но приказ есть приказ. Раз приказал комроты, то делали эту бессмысленную и ненужную работу.

Тут вижу ко мне бежит беркутовец и машет мне рукой, орет, показывает рукой, мол назад все бегите в сторону лесополосы. Тут по нам посыпались очереди с крупнокалиберных пулеметов и взрывы от выстрелов по нам из БМД. И впереди меня один наш боец вдалеке падает боком влево в кювет от дороги, по ходу его скосило очередью. Еще один бежит куда-то тоже влево в невысокую траву на другой стороне дороги, его в спину крупняком попало, он аж сложился как гимнаст на мостик.

Я ору трактористам. Они не слышат. Потом они поняли мои жесты, один гражданский с трактора залег под колеса. Я ему машу мол ко мне, он ни в какую мол тут буду (он выжил потом).

Второй тракторист с нами ушел. Я дождался, пока ко мне добежали 2 новобранца и 1 тракторист ополченский. Еще подбежал беркутовец и кричит, что их командир отделения снайпер "Сержант" (молодой парень, он сидел впереди всех с СВД (снайперкой)) сказал отступать и уходят они другой группой, а мы чтоб отходили своей группой.



Сам "Сержант" остался прикрывать дорогу, он начал снайперский обстрел укропов по видимому хотел пострелять тех, кто сидел на броне. Но он просто не знал возможности бронетехники, которая нас прицельным огнем с очень большой дистанции начала обстреливать.
Укропы делали хитро: стреляют по нам и по кустам, сидя на броне. Если мы отвечаем, они туда начинают херачить из крупнокалиберных пулеметов и из БМД. Так скорее всего они убили снайпера "Сержанта".
Первые ближние обстрелы поселка затем были тоже в таком стиле: сперва укропы со всех автоматов начали поливать по домам, а когда кто-то из наших выстрелил в ответ откуда-то из дома, туда ударил украинский танк.



Затем укры сперва с дальнего расстояния (метров 1000 примерно) обстреляли наши стоящие на видном месте 2 СПГ. Начали насыпать крупнокалиберными очередями прямо по нашей позиции. Спрятаться и прилечь НЕГДЕ.



Пока мы говорили, к нам метров на 150 подъехали укропы на БМД и давай по нам бить с орудий и автоматов сидя на броне. Мы, как придурки, стоим посреди полянки, по нам в упор херачат укропы. Мне в подмышку в бронежилет пуля чиркнула, потом над головой, между ног очереди. Мы бегом в колонну встали друг за другом и по моей команде за мной побежали.

Новобранцы за мной бежали. Беркутовец в поселок вглубь побежал в роту. Я ему сказал, мол, «мы здесь недалеко от позиций будем».

Стреляли в нас и в беркутовцев, которые были метров 50 впереди у левой обочины в кустарнике. Беркутовцы вшестером стали отходить левее дороги по траве и туда пошли в атаку прямо по кустам укроповские БМД. Один беркутовец погиб. Потом одна их группа БМД развернулась цепью на другой стороне поля и пошла в наступление. Основная колонна с ходу на большой скорости пошла на наши позиции, прошлась по ним, проехалась и откатилась потом чуть назад, встала. К ней подтянулись танк Т-72, 1 БМП и несколько Мазов с бойцами в кузове.


Если бы нам "Джорж" оставил хотя-бы 3 гранатомета, мы бы добежали до лесонасаждения, и оттуда прицельно расстреляли бы ближайшие укроповские БМД. Тогда бы колонна очканула и не стала атаковать поселок. Да и у тех гранатометов "Муха" прицельная планка рассчитана до 250 м, так что особо ими издалека противника не побьешь, а в ближнем бою в условиях поселка это было возможно.


Мы добежали до электроподстанции на окраине поселка. В нее сразу укропы ударили. Обернулся, вижу - укропы едут на нас по дороге прямо в поселок. Я своим крикнул, чтоб прыгали в аллею и там к одному из домов 2-й или 3-й от начала улицы.
Вроде там признаков жизни не было. Только мы дошли уже шагом (устали перебежками, в брониках тяжеловато), один кричит мне, мол, «давай туда через дом, сквозь огород в поселок». Я – «нет, давай здесь через дом снова к окраине ближе к позициям» и перемахнули через ограду.

Хозяин дома выбегает, открывает нам заднюю калитку в огороде. Мы через огород снова в сторону наших позиций крадемся

Короче, мы назад к окраине через огороды пробрались и оказались на холмике прямо окраины поселка. Залезли под старое искривленное дерево. Видим, как в поселок идет бронеколонна укропов. Видно не все, мешают дома и дым кругом.

Орлово-Ивановка 2 августа 2014 г.


БМД стреляют по домам и по кустам. Танк Т-72 остановился на наших недорытых окопах и стреляет в центр поселка по домам. Из колонны вдалеке отъехали самоходки (САУ) и Грады, стали в поле где-то впереди и давай поливать в сторону поселка.

Слышу, наши из поселка выстрелили из единственного гранатомета, промазали, выстрел в лесонасаждение улетел.

Но укропы по ходу посчитали, что у нас много гранатометов. Разворачиваются и тикать.
Одна их БМД целая не смогла развернуться на мостике и падает с моста, но четко в яму под мост на гусеницы. Из БМД выбежали укропы и к своим, в другой, БМД лезут.

Очень мешал дым, но вижу, что и укропы назад едут быстро и наши с поселка бегут кто куда.

Потом слышим залпы укропских Градов куда-то за поселок. Там далеко за поселком наш один взвод с новобранцами оказывается бежал прямо на пристрелянный укропский район. Их точно накрыли Градами.

Я позже одного местного парня подозвал. Попросил карту. Он принес карту поселка. Оказалось наша карта группы, у меня которая, напечатана неверно --- зеркально, где север, там был у нас юг. Всем такие дали перед боем. Наш один взвод по ошибке бежал на север примерно, то есть думали, что отступают назад, а бежали вперед прямо на укропов, еще левее нас вперед.

Наши выбежали с поселка. Их долго поливали по окраинам поселка САУ и Градами где-то пол часа.
Потом укропы заехали снова в поселок, постреляли по домам и вечером окружили поселок.

На другой день мимо поселка на высоту Могила острая проезжала вся бронеколонна.
Часа 2 ехала, в основном Мазы грузовые с бойцами и боеприпасами.

Потом мы 2 суток лазили по холму, смотрели, как укропы окружают поселок и местность. Нашли вторую группу наших беркутовцев, их осталось 4 бойца, 1 ихний свалил, мы его позже видели в Донецке на базе Беркута

Итого потери
В нашей группе охранения 4 убитых (2 моих новобранца и 2 беркутовца), 1 убежал, 1 в поселок к нашим.

А в роте нашей, что стояла в поселке, потери - два взвода сразу разбили и рассеяли.
Первый взвод целиком одним залпом накрыт укропами, это мы узнали от местного жителя. Второй взвод после входа укропов в поселок рассеян кто куда. Ещё был где-то третий взвод, его раскидали до боя непонятно куда части, но их в течение этих дней вообще не было слышно и видно.

Что рота наша "резервная" разбежалась - это целиком вина комроты "Джоржа", надо было командовать, а не уезжать оттуда вместе со своими помощникам.

Там в роте и так были практически одни сопляки не обстрелянные. Они 3 дня назад впервые в жизни взяли в руки оружие, я уже не говорю о какой-то выучке и навыках. Без командиров это сборище и разбежалось. Солдаты-срочники тоже так бы сделали, если среди них не стало бы рядом ни одного командира.

Ополченец Финн:
Я был на участке возле элеватора (ток)  и когда внизу (возле школы) началась кутерьма, примерно половина наших бойцов под интенсивным обстрелом побежала вниз на подмогу, а половина осталась в круговой обороне (бронетехника могла обойти и с левого и с правого фланга). Это было уже после прямого попадания в ЗУлю. Фактически, на нашем участке особой паники и не наблюдалось. Разве что в глазах. Правда, когда плотность обстрела увеличилась еще больше, появилась некоторая паническая хаотичность и нам со своим славянским товарищем пришлось немножко побегать, показать людям наиболее подходящие точки для укрытия. Троих моих товарищей разорвало в ошметки прямо у меня на глазах.

Прим. Элеваторы справа позади были. Туда укропы минометами били

Пока бегали перебежками, на нашем участке появился Джорж. И когда интенсивность обстрелов снова увеличилась, он был в 20-ти см от меня – между постройками фермы, напротив тока. Были две проблемы (не считая коврового обстрела) – никакой связи с командованием и очень слабенькая карта местности, отпечатанная из гугла на клочке бумаги. Джоржа в этот момент реально мучил не столько обстрел, сколько вопрос «что делать?».

Два варианта: либо под обстрелом бросаться с автоматами на танки, либо собирать как-то всех в кучу и пытаться отходить – но каким образом, как и куда?

Чтение карт и ориентировка на местности – это мой конек. Кроме этого, я еще с самого утра забрался на самую высокую точку элеватора и хорошенько обсмотрелся – дороги, тропы, лесопосадки, поля, речушка, терриконы вдали и т.д. Взяв в руки карту, я ему показал, что и как, помог сориентироваться и выбрать оптимальный путь отхода.

Выбрали точку сбора и я (вдвоем с товарищем) стал бегать по точкам укрытия и поочередно выводить своих малыми группами к точке сбора. Всех, кто был сосредоточен на нашем участке и за кого я морально нес ответственность, были выведены к точке сбора – все до единого, кроме трех «двухсотых». За остальной личный состав ничего не могу сказать – все ли были выведены или нет. Было не до расспросов, да и нельзя на войне сунуть жало в чужие зоны ответственности.

Затем все гуськом через подсолнухи, время ожидания темноты в абсолютной тишине, переход через речушку вброд, поход гуськом через поля, тропы и посадки. Практически, очень дисциплинировано пешим порядком дошли до террикона, где был уже пост ополчения и оттуда под утро машинами забрали в Кировское... После чего было дана команда занимать оборону в районе шахты «Комсомолец Донбасса».)



На следующую ночь мы слышали где-то слева на севере выстрелы из 2-х СКС, наши бойцы из 5-ти со мной приехавших, это их 2 карабина стреляли, у новобранцев таких не было. По ходу они по карте пошли туда же, где взвод Градами накрыли.

У укропов только 2 десантников в машине убито, которых мы вальнули, я с РПК и беркутовец с РПК.

После того, как рота отступила, мы лежали недалеко от позиций слева на холмике и ждали, что наши с террикона подойдут с новой ротой. Но наши не подошли, а укропы начали окапываться и окружать местность вокруг поселка

На вторые сутки (перед зачисткой укропами поселка) мы залегли и я маяковал на телефоны пацанам в Донецк в нашу роту. Баланса на телефоне не было, приходилось делать пустой звонок, "глухарь". У меня был наушник на телефоне, я лежал и переговаривался с теми, кто звонил мне из роты и штаба.
А в это время укропы перед поселком раскидали десантуру, подогнали на развилку Т72 и 3 БМД, метров 800 перед нами развернулась укропская батарея с САУ, а где-то дальше на следующем поле встали Грады. Украинский Т-72 так бил, что аж от горячего воздуха шкура заворачивалась). Мы лежали под кустом еще до того, как перебежать под дерево, мимо нас укропский снаряд танка пролетел и дом разорвало, там мы были от взрыва метров 200 наверное, а такое ощущение было, как будто снаряд рядом с нами в 10 метрах упал))
Затем перед нами метров за 500-600 укропские САУ стали стрелять - мои новобранцы и беркутовцы аж пригибались от докатившегося до них воздуха - как будто по ним самим САУ били.
И я под выстрелы САУ по телефону с нашим штабом переговаривался. Те на том проводе понять не могли, где мы сидим, то ли мы на батарее какой-то сами стреляем из САУ, то ли по нам САУ долбят.

Все эти залпы батарей, танков и Градов прямо над нами били.

Мне перезвонил ком.взвода позывной его "Махно". Он мой телефон сообщил "Сухову" (временный командир такой был).
"Сухову" я дал расклад, где мы находимся и где укропы понаехали, сообщил, что за техника укропов и где какие у них стоят танки и батареи. Мне еще какой-то неизвестный дед из штаба позвонил и все, не договорили, у меня телефон разрядился.


Мы попали в окружение и 2 суток нас били как котят. Ополчение стояло сзади в 2,5 км и не подходило.
Мы же недалеко от позиций ждали, когда наша рота или ополченцы из террикона к нам подойдут. Террикон был позади нас в 2,5 - 3 км примерно.
Там стояла какая-то рота ополчения, пряталась у террикона в кустарнике, но к нам не подходила. Мы эту роту проезжали, когда ехали в поселок с новобранцами. Может там были все бойцы "Седого", я не знаю точно.

Если не по нашей неправильной карте, а по сельской, то мы были на восточной окраине поселка и лицом на восток. Развилка в поле, где была наша позиция - это юго-восточная сторона.



На вторые сутки ночью укропы зачистили весь поселок.
Не было ни одного выстрела. Там было пусто. Было слышно только разговоры укроповской десантуры, обходившей дворы, лай собак во дворах, разговоры укропских бойцов «заслонов», выставленных слева, справа и впереди нас перед батареями САУ.

После боя

Укропы зачистили поселок полностью. Выстрелов не было. Укропы вышли из поселка и расположились полукругом. Мы воспользовались этим.

Я предложил пацанам остаться в поселке, занять два пустых дома, одеться в гражданку и партизанить. Никто не захотел.
И правильно. Как оказалось, не стоило там оставаться. Ополчение туда подошло с боями только в этом году в марте. Там укропами был построен крупный укрепрайон с дотами и блиндажами.

Затем, уже в Ростове, беседовал с беженцами из Орлово-Ивановки. Они мне рассказали, что в Орлово-Ивановке в одном доме почти в центре жили укроповские наводчики и предатели. Эти наводчики и наводили укроповские батареи, Град на наши позиции в поселке, перед поселком и по флангам. А когда укропы туда через дня 3 после нашего выхода пришли, то эти предатели местные встречали ВСУ с хлебом и солью демонстративно при всех.
Я вспомнил затем, как вечером в поселке ко мне один житель подходил и интересовался, кто мы и что тут делаем, я ответил чтобы он схавался (спрятался) в погребе и не вылазил. Я тогда как-то не предал значение, не до этого было. Но похоже это был один из этих корректировщиков, так как беседа эта была в центре поселка, я шел на перевес с РПК к временному штабу, где меня попросили помочь собрать из ящиков и настроить АГС и СПГ. Не мог же я стрелять в подозрительного или любопытного, но безоружного человека, я не сволочь последняя. А если в меня стреляли, я тогда не церемонился, приседал на колено и стрелял в ответку, без шансов.

Беркутовцы перетянули к своему мнению моих новобранцев, мол, «давай утром выходить, наши здесь не подойдут больше». Мне делать нечего, ладно, говорю, давай.

Беркутовцы позвонили своему деду-партизану. Тот утром приехал в поселок в центр.
Мы растянулись колонной друг другу в затылок, и пошли в поселок по грунтовой небольшой тропинке, перешедшей в улицу. Я шел замыкающим с РПК. Сзади отстал тракторист наш ополченский. Я его минутку подождал, пока он доковыляет до группы. Дальше мы вошли в центр села к школе, где была наша рота и штаб комроты.

Там никого не было. Стояли наши машины заминированные. В штабе никого. Ящики с БК и АГС стоит, который я для ротного собирал из ящика в ночь перед боем. Кругом растяжки. Один дом рядом со штабом сгорел. По ходу укропский танк ударил.

Мы рассредоточились по поселку. Я лег у школы и вижу перед закрытой на замок дверью школы капли крови. По ходу, из наших был один раненный.

Мы были там минут 10-15.
Подъехал к школе дедок старый, на красной легковушке. Это был беркутовский партизан.
Помахал беркутовцам. Те к нему подошли. Мы все встали со своих личных лежек и собрались вокруг машины.

Дедок сказал, мол, как же вы тут оказались, ополченцы отсюда далековато лежат, здесь укропы. Мы загрузились в маленькую машинку как в том анекдоте (и смех и грех) про пьяных толпой на мотоцикле

Анекдот:
Мент останавливает пьяную толпу на мотоцикле и опешил: сидят два десятка людей на мотоцикле.
Они спешились, подходят к нему, говорят, мол, виноваты, пьяные на мотоцикле, отпусти по-братски.
Мент отвечает: «отпущу, если снова сможете на мотоцикл толпой и трезвыми усесться…»



Дедок рванул по сельской дороге, мы двинулись в сторону терриконов.

Ехали по дороге, обстреливаемой укропами.

Проехали где-то 2,5 км. Доехали до позиций ополчения у террикона.
Один беркутовец, который с нами, выматерился --- мол «твою мать, а у меня сегодня день рождения, не плохо я его праздную». У террикона из засады вышел боец Беркута. Этот из засады знал тех, которые были со мной.

Сразу из кустов выехала Газель. Это дедок нам, оказывается, приготовил.
Мы сели в Газель и поехали, на одну из баз Беркута в Донецк. Там нам дали покушать и помыться, но и разоружили сразу. Там мы увидели того свалившего во время убоя одного беркутовца.
Нас попросили рапортом описать бой и что происходило после. Мы написали.

На следующий день начали нас вербовать уйти из ополчения и вступить в Беркут. В смысле меня и новобранцев. Я своим приказал ничего не писать больше, из ополчения не уходить.

Чтобы было понятней, Беркут, вроде, как и ополчение, но Беркут это типа пятой колонны. В нем много укропов.
Мы, ополченцы, выезжали в Донецке на захват некоторых баз Беркута. Не все они за ополчение, вроде временно за нас, а что дальше - неизвестно.

Приехал неизвестный тип, ему вывели нашего тракториста и пересадили в машину.
Потом пришел беркутовец и меня благодарил за то, что я собрал в кучу всю оставшуюся группу и, мол, поэтому они не погибли как другие.

Оказывается, один боец, который был в Орлово-Ивановке, был его младший брат.


Мы вернулись 8 человек. Нас хотели расстрелять, вроде мы как "дезертиры"

Вечером с базы Беркута нас повезли в расстрельную комнату.
Повезли, всех, кого дедок привез, но без тракториста. Привезли на окраину Донецка в бывшее кафе "Колизей".



Сказали сдать оружие в оружейку перед помывкой и обедом. Смекнул, что началось дурилово, но против взвода не попрешь. Сдал оружие, БК и бронежилет. Увидел в комнате гранату среди чужих вещей - сразу взял и спрятал себе в куртку на всякий случай. Все разлеглись отдыхать.

Нас заперли в неосвещенном и поставили 3-х автоматчиков на входе (похоже, дожидались расстрельной команды, которые обычно ездят на бусике). Не знаю из-за кого мы там оказались. До сих пор не знаю.
Лишь предположить могу  сейчас, что, обвинив нас в дезертирстве, это или "Джорж" похлопотал нас убрать как свидетелей его свалинга с поля боя или Седой пытался скрыть наш выход из окружения, свидетелей того, как он новобранцев и своих же славянских бойцов, кидает под танки без поддержки, без конкретной информации, без оринтиров и карты, на видном месте, без трофейного оружия в конце концов. НЕ ЗНАЮ.

Остальные тупо не поняли, куда и зачем их привезли в этот "Колизей" - там люди все со средним образованием, не просекали тему. Я-то прошел Славянск, ополченские застенки носом чую, видел, сам водил задержанных.

Решил уходить. Если поднять всех на кипишь, тогда вообще никто не выживет.

Я разделся в темноте "Колизея" по пояс, якобы пошел в потемках в туалет.
Я встал в темном коридоре у двери. Там света не было. Окон нет. Окна замурованы. Было около 9 или 10 часов вечера. Стоял в темноте и ждал, когда можно будет прорваться. Один из автоматчиков зашел отомкнув дверь, наверное по нужде он ходил, быстро выбежал и забыл защелкнуть замок. Я в темноте отделился от стены, подошел к двери. Потихоньку открыл немного и, глядя из темноты на сидевших под летним кафешным зонтиком автоматчиков, потихоньку стал выскользать из дверей. Эти автоматчики где-то взяли сок, какие-то орешки или что-то похожее, сидели с передернутыми затворами и снятыми предохранителями. На них падал слабый свет. Мне было хорошо видно.
Всё как в кино. Но мне тогда было 3,14здец не до кино.

Я выскользнул из кафе, прикрыл тихо дверь и тихо по стеночке прокрался вокруг кафе. Благо на заднем дворике кафе не было света и дальше тянулись 9-этажные дома без освещения.



Я там сперва в темноте поперся получается во дворы, потом там слева от дома (дом № 12 карте) наткнулся на пост, и потихонечку поперся в противоположную сторону,
Через пол часа примерно кинулись автоматчики, что меня нет. Давай они прочесывать этот микрорайон. Я слышал их голоса. Меня искали. Прямо мимо искавших меня бойцов пересек в темноте дорогу и двинулся куда-то дальше.
Было, хоть глаз выколи, улицы освещались вдали у поста или когда машины проезжали и светили фарами. Короче, по ночному Донецку я ходил час где-то, дошел до какой-то промбазы, обогнул ее по заросшей безлюдной тропинке, и попал в частный сектор.
На выходе из частного сектора куда-то на широкую улицу или проспект, я наткнулся на молодежь у фонтана, там пацаны бухали и девчонки мимо прогуливались.

Я к этим девчонкам. Сказал, что вышел из казармы подышать. Попросил одежду (я же ушел ушел по пояс раздетый в камуфляжных брюках), мол гражданки нет в увольнение ходить.
Они повели домой, дали одежду их брата, уехавшего в Россию. Дали денег, мол, "бери, солдатик, вы нас и так защищаете"
Посидел с ними. Типа пошел, сходил, отпросился у командира.
Вернулся к ним, переночевал. А утром сказал, что нужно по делам в город, вышел на улицу. Выкинул камуфлированные брюки в мусорный бак. Гранату, что была, раскрутил и выкинул частями по сторонам.

Почему выкинул? А зачем оружие при такой одежде? Примут сразу за шпиона или диверсанта с любой стороны. Дошел пешком до автовокзала. Сел в автобус и поехал в Енакиево, СНОВА В ОПОЛЧЕНИЕ.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ






  
Tags: Донбасс, ополчение
Subscribe

Posts from This Journal “ополчение” Tag

Buy for 190 tokens
Бывший американский бейсболист Брэндон Маккарти пролистывал старые фото своих родственников и удивился, насколько старше своих лет они выглядели. Для примера опубликовал снимок 23-летних родителей, словно уже собиравшихся на пенсию. И он сделал то, что обычно делают в таких ситуациях: спросил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →