Червонец Андрюха (chervonec_001) wrote,
Червонец Андрюха
chervonec_001

Басурин: о ВСУ, ВСН, Донецке и о себе...



ПолитНавигатор: Здравствуйте, Эдуард Александрович.

Эдуард Басурин: Добрый день.


Украинская армия. Отражение государства. По сути, она существует на подачки США. Каковы перспективы? Может ли она, при таком подходе, развиться во что-то серьёзное?

Я бы на Вашем месте словами не кидался. Слово «подачки» здесь чуть-чуть неуместно.

Само понятие «украинской армии» следует делить на две части: сама армия, и денежные средства, за счет которых она содержится. Мы знаем, что деньги на это выделяют Соединенные Штаты Америки, а, значит, и строят они эту армию по подобию своей.

Почему это происходит? Да потому, что ни для кого не секрет, что Украина пытается вступить в альянс НАТО. Соответственно, она будет эти стандарты апробировать у себя и потихоньку на них переходить. Поэтому и построение воинских подразделений, взвода, роты, тактика ведения боевых действий, — всё это очень напоминает не американский, а натовский стиль.

В каком она, украинская армия, состоянии? Лучше, чем в прошлом году. Военнослужащие стали более профессиональны. У них нет понятия шапкозакидательства, как было изначально. И тот этап — шоковый для них, в прошлом году — прошел. Поэтому, армия стала сильнее.




Порошенко называет свою армию, чуть ли не самой сильной на континенте, иногда в мире…

Ну да, он путается. То он говорит, что она в Европе первое место занимает, то, вдруг, второе, при этом не называя, кто первое. Просто абсурд. Я не хочу обзывать его, все-таки, он действующий президент, но его заявления вызывают только смех.


Как Вы думаете, может у Порошенко есть какой-то хитрый план, есть какое-то секретное оружие, которое он вдруг использует, и нам нужно быть наготове?

Самый секретный план, который президент Украины хочет использовать, — это вступление Украины в НАТО. Его помощники и советники предполагают, что вступление Украины в данный альянс поможет решить проблемы, которые существуют на Украине. Ну а глобально — помогут влиять на ситуацию, касающуюся Российской Федерации.

Поэтому я думаю, что выполнение Минских договоренностей в формате «вроде выполняем, но ничего особо не делаем», при котором происходит только прекращение обстрелов территорий, но не прекращение боевых действий, осуществляется с целью привлечь Западные государства, которые бы решали украинские проблемы вместо самой Украины.

Но есть одно «но». Они никогда не смогут вступить в НАТО, если на территории есть военный конфликт. А у нас именно военный конфликт. Не антитеррористическая операция, как они говорят.

Поэтому возможности стать членом альянса нет. И для того, чтобы это сделать, Киеву нужно официально отказаться от территорий Донецкой и Луганской областей. Когда официально это будет сделано, тогда оставшаяся часть Украины, может быть, подчеркиваю, может быть, вступит в данный альянс. По-другому этого не произойдет.


По всей линии соприкосновения наблюдается относительное затишье. Как Вы думаете, они затаились? Или это действительно соблюдение Минских договоренностей?

Я думаю, здесь нужно смотреть глубже. Президент Украины пытается, во-первых, навести порядок на Украине. Он является верховным командующим, значит все военизированные подразделения должны ему подчиняться. Происходящие события показали, что многие этого не делали. Поэтому сначала начались гонения крупных олигархов, которые финансово поддерживали такие подразделения, а потом и самих подразделений, многие из которых расформировали или передали в Министерство внутренних дел Украины.

Я думаю, что он просто пытается создать иллюзию подконтрольности всех военизированных подразделений, которые находятся в СБУ, милиции и армии. Их хотят загнать в какие-то рамки, чтобы ими управлять. Поэтому иллюзия мира и называется иллюзией, ведь войска не отвели.

Они (власти Украины) сами заявляли, что в этот период усиливали концентрацию своих подразделений и довели их до порядка 90 тысяч человек. Президент Украины даже хвастался тем, что год назад было порядка 30 тысяч, но этого было мало, а вот потом число увеличилось до, кажется, он говорил, 74 тысяч. В итоге же ещё позже — до 90 тысяч.

Поэтому я не жду от противника мирного решения. Потому что если бы с их стороны такое желание было, происходящий в Минске переговорный процесс как-то бы двигался. А он только обозначается на словах.

Минские соглашения можно разбить на три этапа. Первый — военный. Там два основных пункта — экономический и политический. 22 сентября была последняя встреча, на которой рассматривался отвод тяжелых вооружений калибром менее 100 миллиметров, а также танков, на определенное расстояние от линии соприкосновения. Украина под любыми предлогами этого не делает. Она не заинтересована в том, чтобы здесь воцарился мир. Экономически тоже ничего не делается. Обещания о доставке гуманитарной помощи на Донбасс с той части страны — не выполняются. Блокада только усилилась. Финансовые обязательства, гарантами которых выступили Франция и Германия, также не выполнены — банки у нас не заработали. У нас сейчас финансовая система — внутренняя. Те социальные выплаты, которые должны были поступать из Украины — отсутствуют. Таких примеров много. Деньги на восстановление разрушенных объектов тоже не выделяются.

Поэтому существует лишь имитация выполнения соглашений.


Возможен ли Минск-3?

2 октября в Париже встречаются президенты трех стран-гарантов и президент Украины как участник, на территории которого происходит данный конфликт. Во время этой встречи будут обсуждаться дальнейшие действия, и, я думаю, будут настаивать на том, чтобы Украина выполнила обязательства, взятые на себя при подписании данного договора. Они же не отказались, они его подписали, они были согласны со всеми пунктами, которые там расписаны. Обсуждение было долгим и упорным, когда эти пункты вносились. И они с ними согласились.

Я думаю, представители трех больших держав, которые выступили гарантами выполнения Минских договоренностей, будут пытаться все-таки убедить руководство Украины в том, что обязательства должны быть выполнены. Как это будет называться в результате — Минск-3, или как-то иначе, я не знаю.


Учитывая некоторые заявления Порошенко. Учитывая то, что с их стороны не были выполнены пункты Минских соглашений. Учитывая, что они неоднократно нарушали режим тишины, здесь на Донбассе, люди требуют, чтобы противнику «задали жару».

Если противник первым нарушит «режим тишины», готовы ли Вооружённые Силы ДНР нанести ответный удар, и окончательно уничтожить противника?


Давайте говорить откровенно. У нас нет тех финансовых возможностей, которые бы позволили нам содержать армию, необходимую для расширения территорий хотя бы до границ наших областей.

Референдум проходил на всей территории Донецкой и Луганской областей. За исключением Славянска и западных окраин чуть севернее Красноармейска, где уже стоял лагерь ВСУ. Так и в Луганске было. А на остальной территории люди проголосовали за то, чтобы отделиться. Поэтому мы и говорим, что это наша земля.

Поэтому Александр Владимирович Захарченко говорит о том, что это временное нахождение противника на нашей территории. Но армии у нас не хватает. Это правда. Пока мы можем только обороняться. Это в первую очередь.

И во вторую. Мы ведем диалог с Западом по поводу построения государства. Как любое государство, мы должны выполнять определенные международные обязательства. Минск — это международные обязательства. Как бы тяжело это ни было, мы пошли на многие уступки — согласились проводить выборы по украинским законам. Кроме того, нашей уступкой было и согласие оставаться в составе Украины, но при условии изменения конституции Украины касательно наших территорий. Мы всячески показывали, что ищем пути решения данной проблемы.

Военный конфликт возник по причине того, что люди не захотели жить по законам, которые стал навязывать официальный Киев.



Эдуард Александрович, простите, мы с Вами говорим о достаточно серьезных вещах. Это понятно, учитывая время. Но вот интересно, Вам известны какие-нибудь курьёзные случаи на войне? Которые могли бы вызвать улыбку? Или фронтовые истории, которые Вас впечатлили? Можете поделиться такими историями?

Истории такие есть, с обеих сторон. Они касаются военнослужащих. Понимаете, проблема данного конфликта заключается в том, что это гражданская война, что искусственно разделили народ. И люди есть нормальные и на другой стороне. Да, они выполняют свой определенный долг, как солдаты, но в них остается много человеческого.

Вот, например один украинский военнослужащий спас жизнь ребенка. Очень долгое время этот ребенок находился с ним, потом его уже передали нашей стороне. Ребенок был в больнице, а после, наконец, нашли его родственников. Украинский солдат ещё какое-то время периодически звонил и интересовался судьбой спасенного. То есть человеческое лицо есть.

Также и с нашей стороны — были смешные случаи. Когда зимой украинские солдаты провалились под лед пьяные, а наши их достали и не дали умереть. Много таких случаев.

Война гражданская, она тем и уникальна, что воюет один и тот же народ, разговаривающий на одном языке. В большей степени на русском, но и немного на украинском. Хотя, не на украинском — такого языка нет — а на суржике — это смесь различных наречий.

Самое страшное, что происходит — это когда родители отказываются от детей и наоборот, когда муж и жена, по причине различных взглядов, разводятся. Страдают семьи. Это самое страшное, а не те случаи, которые происходят на фронте. И об этом нужно говорить.

А также случаи героического патриотизма людей гражданских, которые остались здесь.
Иногда это выглядит несколько саркастично. Больше года назад, когда начался обстрел Донецка, коммунальные службы ухаживали за клумбами, и когда по Киевскому проспекту работала артиллерия, РСЗО «Грады», женщина высаживала цветы — её только силой смогли забрать. Она всё говорила: «Мне осталось там несколько кустиков». Тут осколки летают, а она делает свою работу.

Поливные машины тоже ездили, а женщины со шлангами поливали цветы, когда шел обстрел города. Другие ходят с метлами и убирают, при том же обстреле. Вот дух людей. Об этом нужно говорить. Это реальные герои.

Те же пожарники, которые выезжали при обстрелах. Или службы по ремонту электросети: выезжают для устранения неполадки, чинят, а рядом — взрывы. Газовая служба — ремонтирует газовые трубы при таких же обстоятельствах. Я не знаю, откуда они нашли в себе столько сил, потому, что было страшно. Всем страшно было. Но они смогли перебороть этот страх.


А как Вы думаете, вот эти люди, семьи которых развалились по причине несовпадения мнений, смогут простить обиды и сойтись? Вообще смогут ли эти обиды простить друг другу две части одного народа?

Ну, у нас, в принципе, опыт такой уже был — гражданская война. Тяжело, но процесс прощения происходил.

Славянская нация уникальна. Её невозможно победить. И сколько бы ей плохого не делали, со временем она начинает прощать. Такими мы созданы: с отличительной чертой, не присущей всем остальным. Мы умеем прощать. Потому я не исключаю возможности восстановления таких семей в будущем. Забыв и простив. С этого и начинается излечение той раны, которая сейчас кровоточит. Это возможно. Но только с том случае, если власть в Киеве поменяется.

Иначе — нет.

Эта власть делает всё для того, чтобы разделить как можно больше наш народ. Потому что та пропаганда, которая идет в украинских СМИ, — это очень страшно. Из людей делают зомби, которые только смотрят в ящик, верят ему свято и говорят, что по-другому и быть не может. Этим пользуются, людьми манипулируют. Поэтому я думаю, что, если власть поменяется, тогда и процессы переговорные изменятся, тогда и можно будет вести речь об общей территории. Но при этой власти люди не объединятся, я уверен на 1000 процентов.



Тут ещё нужно говорить вот о чем: для нас самое главное, если мы говорим о духовности — это душа, а Западная Украина говорит — тело. Ведь различия ещё и в религии. Православие и католицизм. Об этом не любят говорить, но это есть. Я ранее не вдавался в такие подробности, но священники мне говорили, что Православие возвышает душу, и тут самое главное — спасение души, а у католиков преобладает важность тела. Но душа вечна, а тело тленно. Наши прародители, закладывая такие понятия, понимали, что они делают. Поэтому именно мы и являемся той частью великого народа, который невозможно победить.


Эдуард Александрович, есть ли у Вас время для отдыха? Вы постоянно даете сводки, Вы все время заняты, с Вами даже для интервью было сложно встретиться. Скажите, отдыхаете ли Вы? И если да, то как?

Конечно отдыхаю. Я сплю. Если кто-то скажет, что я не сплю — это не правда. Какое-то время провожу с семьей. Я на этот шаг пошел осознанно, поэтому жаловаться на нехватку времени не имею права. Нужно сделать все, чтобы люди, живущие на этой земле, не страдали. Чем могу, тем и помогаю. Может быть, иногда я неправильно планирую свой день. Просто зачастую обстоятельства меняются ежеминутно, ежесекундно, поэтому приходится менять планы.

Допустим, вчера должен был с Вами встретиться, но тут — открытие танкового биатлона, на котором произошла трагедия. В любом случае, я стараюсь находить время и общаться с людьми, потому что самое сильное оружие, которое придумано человечеством — это слово. Со всеми людьми нужно общаться. С друзьями, врагами — со всеми. И в общении учиться. Учиться никогда не зазорно. Не нужно делать из себя идола, который знает все и умеет все. Это глупость.

Поэтому любое общение для меня — это учение в первую очередь. Если человек в чем-то заблуждается, нужно понять почему, а затем направить на верный путь. Не заставить — направить. А разбираться и менять точку зрения человек должен уже сам.

Времени у меня очень мало, потому что я общаюсь с различными категориями людей: с военными, гражданскими, чиновниками, со всеми. Я всегда открыт, мой телефон всегда при мне, и когда люди мне звонят, он всегда включен, даже ночью. Если звонят — беру трубку. Не ругаюсь из-за ночных звонков. Могу пожелать спокойной ночи, а сам дальше уже не засну.

На то, что я любил раньше, нужно время. Я люблю смотреть хороший футбол. И другие спортивные соревнования.

Я забыл, что такое рыбалка. Раньше мне очень нравилось просто посидеть с удочкой. Просто сидеть около водоема и смотреть на этот несчастный поплавок, думая: «вот зараза, когда ж ты уже клюнешь?».

Еще люблю смеяться. Просто стараюсь иногда находить ту отдушину, которая поможет дальше делать свою работу.


Благодарим Вас за интересную беседу. Надеюсь, на Донбассе установится мир, и у Вас появится время для отдыха, и станет больше причин для смеха.

Для отдыха времени больше не станет. Поймите, проблема не только в военных действиях. Проблема, которая грядет, — это зима. Есть разрушенные дома — и в частном секторе, и в многоэтажках, жители которых остались без крыши над головой. Очень многие из них являются семьями военнослужащих. Такие проблемы нужно решать, и решать очень быстро. Поэтому сейчас, может быть, намного больше работы, чем при ведении боевых действий.

Грубо говоря, я потихоньку превращаюсь в чиновника. По-другому нельзя. Людям нужно помогать. Чем можно. Тогда люди будут Вам еще больше благодарны, и в ответ дадут даже больше, чем Вы можете себе представить.

В принципе, я к этому графику привык. Ведь организм человека своеобразен. Если его все время держать в напряжении, это становится нормой.

Вот допустим, я не могу уже спать больше, чем привык за последнее время. А точнее — организм привык, что есть определенный временной отрезок для сна, и ему этого достаточно. Если ему давать больше расслабления, начинает болеть — это плохо.


Спасибо Вам большое за интересное интервью. За то, что и о себе немного рассказали.

О себе? О себе я ничего не рассказывал :-) Спасибо и Вам.

[тынц]http://www.politnavigator.net/ehduard-basurin-armii-ne-khvataet-dnr-poka-mozhet-tolko-oboronyatsya.html



Tags: Донбасс, ополчение
Subscribe

Posts from This Journal “ополчение” Tag

Buy for 190 tokens
Twitter заблокировал официальный аккаунт Россотрудничества из-за публикации о Дне Конституции РФ "Администрацией Twitter заблокирован аккаунт Россотрудничества. Все публикации сохранены, но сейчас указано, что у аккаунта нет подписчиков и подписок. Также нельзя разместить новые…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments