Червонец Андрюха (chervonec_001) wrote,
Червонец Андрюха
chervonec_001

Category:

Мой позывной "Ромео"

Часть I «Мой позывной Ромео»

Было бы неплохо точно написать книгу о войне под псевдонимом. Но чтобы это было жесткое повествование. Чтобы читатель прочитал и сделал правильный вывод. Что война это по любому плохо.

Главный мой тезис для популистов войны с обеих сторон: «Если ты там не был и не знаешь - не трынди!» И не нужно ужасы войны малевать розовыми красками!
Вот у молодежи даже война и та - в розовых цветах. Я же стараюсь объективно оценить увиденное, увидев подтекст.

И не хочу делать "героический эпос". Я не Рэмбо, а просто участник событий.
Нужен был толчок, так как все боялись кидать пробный шар, мы кинули. Иначе хрен бы кто поднялся, тем более в Донецке )))




Итак.



Я, кадровый офицер, ст. лейтенант запаса. Специальность - разведка/контрразведка.
До 2006 г. жил в Казахстане и был офицером Комитета национальной безопасности Республики Казахстан.
Предки мои (дед да прадед) из-под Харькова. Так что Новороссия - это моя историческая Родина.

Приехал на Донбасс вместе с гуманитарщиками через Изварино, потом в Луганск, потом в Славянск, отозвавшись на призывы Стрелкова, мол, "ребята, нужны спецы".
И под его командованием потом мы воевали, работали грузчиками, уборщиками, ликвидаторами завалов. Всем, чем скажут.


Дорога на Славянск

Пусть это прозвучит не патриотично для российских чиновников, но опишу как есть.


Я добирался до границы через Изварино, там на нашей территории ночевал несколько дней в Казачем центре. В этом центре нас человек 25 добровольцев стеклось со всей России.

И вот
руководители Казачего центра стали нас под разными предлогами тормозить, задерживать у себя, мол, подождите, чуть позже подойдет наша казачья группа добровольцев и вы с ней заедете на Донбасс.
А оказалось иначе - позже нагрянули сотрудники ФСБ, я в это время был на улице, обедал в кафе.
Стал подходить обратно к Центру этому, увидел там кипишь и не стал заходить, на улице сел к подъехавшим гуманитарщикам "Греку" и "Шерхану", с которыми познакомился в Центре, подсадили ещё одного ополченца и поехал с ними.

В
ечером мы пересекли границу, а остальные добровольцы так и остались в Казачьем центре, позднее только троих из них я видел в Донецке в июле. Один из них только прибыл туда с новой группой из России. То есть их мурыжили месяцами и не всех пускали, спецслужбы всех задерживали и фильтровали.
Таким образом в начале войны на Донбассе было проблематично приехать из России на Донбас

При въезде на КПП Изварино бывшем укроповском я видел первоначально разбитые бетонные двойные блоки, терминал весь в крупных попаданиях и осколках, и это было только начало войны. К
ороче, зрелище в начале не для слабонервных, многие глядя на такое не поехали бы. Я то решил поехать сразу, для того и поехал. А при нас днем толпы беженцев проходили и проезжали из Донбасса в Россию, и мужиков среди них было много. Ополченцы все были маленькие, худые, пацаны почти все. На нас они, эти мужики, смотрели как на идиотов.


Пересекая границу я пережил и свой первый страх. Это когда на Изварино услышал как танки лупят по ополчению где-то км в 2 от нас. Мы пока стояли на КПП и курили, я подошел к ополченцам пообщаться, в это время где-то вдалеке стали бахать разрывы снарядов, ополченцы сказали, что там идет бой и укропы пробиваются к КПП Изварино. Херачило так, что грохот стоял страшный. Оказывается позже это КПП Изварино укропы сё же взяли ненадолго, все эти ополченцы на КПП, с которыми общался, погибли.

Потом за пол часа успокоился. А ночью когда поехали с гуманитаркой через границу в Луганск, уже было пофиг.

По Луганской области и в Славянск мы ехали гуманитарной группой Вики, она у Стрелкова была заместителем по данной работе. То есть гуманитарщики, с которыми я ехал в начале, присоединились к ней. В Луганске мы переночевали на гуманитарной базе, в каком-то здании института, и дальше я поехал на машине гумгруппы Вики, в кабине с водителем Витей "Чеченом", в сам Славянск. Это уже была вооруженная и охраняемая группа на случай атаки укропов, так как Славянск был в плотном кольце. В Славянск мы добирались по проселочной дороге, минуя несколько поселков, были моменты, что нас реально могла накрыть укропская минометная артиллерия.


В городе оказался 2 июня.
В Славянске нас по приезде ночью отправили в распределительный подвал, чтобы от бомбежек защитить и раскидать по подразделениям. Условия там были обычные, т.е. боевые - обычный грязный земляной подвал обычной многоэтажки. Спали на полу на матрацах. В этот подвал добровольцы прибывали каждые сутки. Народу много, иногда спать было негде, не хватало места.
Мы все ранее записались в общий список, показали паспорта и военные билеты, указали воинский профиль или специальность. Через двое суток пришли бойцы с разных подразделений и стали набирать себе новобранцев из нас.



Мой позывной «Ромео»

Я, как ранее говорил, военный опер, специальность - разведка/контрразведка.
Ждал, когда придут разведчики.

В общем, за мной приехали бойцы и увезли в район ж/д вокзала в разведвзвод "Кабана".

Позывной себе выбрал «Ромео», специально нейтральный, чтобы не перекликалось с войной. А то как выходит? - пришел в ополчение, а там пацаны чуть ли не каждый Орел, Батя, Сокол, Грек, Чечен, Снайпер, Сержант и т.п. И поди разберись, какого "Чечена" или "Батю" имеют в виду, когда говорят. А мой позывной был единственный, "двойников" у меня там не было в Славянске .

Разведвзвод, вкоторый я попал, оборонял ж/д вокзал и контролировал пешеходный мост в прилегающие поселки (Мымовка и Собачевка). В поселках были нацики.



Затем поселки переходили к горе Карачун, на которой нас обстреливали батареи гаубиц, два вроде поселка перетекающих друг в друга

Вот он наш ж/д переход.


Вот они (на фото ниже), НАШИ ПОЗИЦИИ.
Самый крайний домик, который прямо примыкает к жд-переходу - моя позиция на самом верхнем этаже.
Карачун на этом фото (ниже) находится через пути (по левую руку).




Домик этот (управа ж/д узла "Славянск") 4-х этажный, из силикатного кирпича.
В нем мы сидели "на глазах" (т.е. вели наблюдение за Карачуном) ну и засада в случае атаки нациков через жд-переход. Были и другие наблюдательные пункты, но о них, думаю, не стоит говорить.

Карты у нас не было. Мы ориентировались на знания местных ополченцев.
Наш взвод круглосуточно выставлял секреты, засады и патрули.

Я входил в группу наблюдения за горой Карачун. Мы наблюдали в бинокль, когда оттуда по нам лупили батареи, наносили схематично на самодельную карту, сообщали по рации о каждом выстреле, зарисовывали вражеские батареи, их перемещения.

Когда все в укрытиях, идет обстрел, а мы на позициях. Риск. Но надо. А то вдруг укропы при обстреле пойдут в атаку. Мы должны их встретить огнем.

Короче бомбежки и обстрелы города были 3-4 раза в неделю
Почти в нас попадали

В Славянске иногда прилетали снаряды в нас без заряда. Тупо свистели и втыкались в землю. По ходу там были честные люди и не хотели убивать. Они выкручивали боевую часть из снарядов. Этим они предупреждали нас по ходу. Я слышал такие прилеты несколько раз. Потом еще обстрел фосфором был однажды. Дату не помню.

"Первый разбитый при мне киоск. Хорошо, что внутри никого не было в обед. Были ранены вокруг мирные жители, в основном женщины"



Этот обстрел рядом с вокзалом и церковью попало в киоск - было при мне, я с "Батей" провожал одуревших вокруг взрыва баб по домам. Укропы тогда написали мол мы сами себя обстреляли.

Как-то в бинокль видел Карачун как перед собой. Укропы сидели на видном месте. Бухали с бабами. Шашлык, колбаса, салаты, водка. И каждый раз вмажут стакан, встают и идут с гаубицы по нам стрелять. А мы то не можем достать из стрелкового оружия. До них 2,5 км или чуть больше. Только рассматриваем их в бинокль.

Один раз был штурм нашими Карачуна.
Наши покошмарили укропов и удерживать высоту не стали, так как экономили БК и опытных бойцов не так много было.
Мне рассказывал "Азер", что как-то они небольшой группой подбирались к каким-то объектам рядом с высотой, вступали в бой, группа понесла небольшие потери и отступила.



1 июля на Карачуне произошел обвал вышки ночью, я в это время отдыхал после боевого дежурства, мы в это время после боевого пили чай в нашем расположении. Об этом я узнал прямо от нашего бойца, который сообщил нам в столовую в 23.30 примерно, о том, что вышка начала крениться, и по его мнению вроде как рухнула (он услышал грохот на Карачуне и кипиш, но видеть в темноте никто не мог, у нас же не было приборов ночного видения, а противник там все маскировал вокруг и не было какого-то внятного освещения, ну с нашей стороны точно слабо было видно), а утром мы уже увидели в бинокль, что вышка валяется на земле и придавила хозпостройки вокруг.

Как-то с "Батей" ходили в патруль по пригороду, вдоль крайних улиц от церкви и жд. Шли в часов 19 и увидели вдалике справа движение. По ходу были нацики это, так как были одеты во все черное (была у них ещё такая мода), включая каски какие-то черные.
Мы присели у заканчивающегося асфальта, он справа по обочине, а я слева и постреляли немного, где-то по 3 коротких очереди, патронов то было у нас мало. Мы их оба задели - там вдалеке какая-то куча или маленькая свалка была. Ну я прям в черную материю и попал, в бок вроде. А "Батя" под конец привстал и одиночными стрельнул раза 2-3. А затем мы по очереди отошли, сперва он, потом я. Думаю 300-е у правосеков были - из Карамулька, как я называл АКС мелкого калибра 5,45, особо не завалишь, тем более если противник экипирован.
А вечером через день примерно там же наш патруль в ту же сторону по магазину разрядил, тоже нациков заметили, они похоже в разведку поближе к нам лазили.

В Славянске я 2 недели был рядовым разведвзвода "Кабан", сидели в засадах и секретах на ж/д вокзале и вокруг него
Затем я познакомился с командирами развед-диверсионных взводов роты "Рысь", они то меня взяли к себе. Я там стал помощником командира с позывным "Счастье",
командира диверсионной группы.

4 июля в день выхода из Славянска, меня неожиданно назначают командовать ротой.
По чьей-то рекомендации меня отвели к комбату, который вручил письменный приказ арестовать
(за пьянку, растрату денег и сексуальные домогательства к сотрудницам) командира роты "Рысь" "Химика", занять его должность, познакомиться с участком обороны и прибыть в обед в штаб Стрелкова на совещание.

Я ещё не знал, что мы будем выходить в тот вечер. Все было секретом, так как вокруг было много укропских шпионов и информацию от командования особо не распространяли.

Я поехал под обстрелами и бомбежкой на передовую. ВСУ
били прямо в центр города и я попал с водилой Газели прямо в ту бомбежку, чудом выжили. Перед нами снаряд столб завалил и провода на нас упали.

На месте все изучил. Дал команды на рассредоточение бойцов, согласно армейским правилам ведения обороны.
Один из наших блок-постов был почему-то расположен внутри жилого сектора, из-за этого могли пострадать мирные жители в случае атаки противника. Но времени у меня не хватило перенести блок-пост на окраину, так как мы в тот же день снялись с места.

Бойцам понравилось, что к ним пришел грамотный командир.
Я общался с бойцами вежливо, явно не как их прежний командир.

Ну а потом, в обед, я прибыл в штаб на совещание, где узнал, что мы будем выходить.
Чтобы попасть к Стрелкову на совещание, надо было пройти две проверки охраны, сдать оружие и добраться до штабного помещения в подвале.

Совещание началось со слов Стрелкова о том, что он собрал нас с целью довести свой приказ о выходе из Славянска.
Он предупредил, что жертвы при прорыве неизбежны. Далее всем комбатам и ротным были указаны точное время и место сбора в колонну на марш, отданы отдельные приказы о создании групп флангового прикрытия колонны (в фланговое прикрытие с моей роты пошел командиром "Счастье" и несколько его бойцов).
Наверное все уже ждали от Стрелкова выхода, поэтому на совещании никто не задавал вопросов.

Стрелков держался строго, с выправкой, говорил четко, грамотно, демагогию тогда не разводил.

Каждое подразделение должно было сниматься с позиций в полном составе только в установленное время. Начало марша на прорыв было обозначено в 22 часа. Мы должны были собрать всю колонну в Черевковке около церкви. Потом Стрелков опросил каждого командира на предмет наличия или недостатка транспорта и горючего и мы по очереди докладывали у кого что есть в подразделении.

Я за пол дня успел полностью изучить силы и средства своей роты, мне не хватало для марша 2 единицы техники, о чем я доложил Стрелкову, Стрелков распорядился выделить нам машины и пригнать их к Укртелекому, где мы базировались.


Что мне резануло глаз на совещании, как кадровому военному.
Когда Стрелков обращался к подчиненным, те даже не вставали, как требует военный этикет. Я один встал, когда Стрелков у меня спросил на счет того, сколько мне нужно еще машин для эвакуации роты. Остальные на меня посмотрели как дети)))

ВОЕННЫЙ ЭТИКЕТ - это лакмусовая бумажка. Кто его знает, у кого в мозгу это зафиксировано, тот точно служил и не просто так, а профессионально и долго.

Например, гражданские люди и менты не знают военного этикета. Сразу становится видно, что человек либо вообще не служил, либо имеет только теоретические знания без многолетних полевых выходов, марш-бросков, учений и штабной культуры.

Вот Кононов. С Кононовым мы стояли на улице перед совещанием: я, мой комбат и он "Царь". Так этот царек смотрел на нас типа как сверху вниз, хотя сам мне в пуп дышит)). Кононов маленький и важный как Масленица в мультике)))
По Кононову видно, что он не военный, он так же не знает Устава и штабного этикета.

Один Моторола вел себя как военный, ну раз он профессиональный сержант-морпех, ему считается.

Или там при Стрелкове такой комроты с позывным "Тор". Говорят, он надежный человек, был.
Мы на совещании 4 июля сидели все в форме как положено и Стрелков в форме. А "Тор" сидел рядом со Стрелковым и он был в гражданке одет. Мне лично это показалось как неуважение ко всем нам кадровым военным.

Тор (в центре) на свадьбе Моторолы


В конце беседа была между Стрелковым и комбатами по уточнению численности бойцов и имеющегося оружия и боезапаса. Основная часть совещания закончилась и начали обсуждать снабжение транспорта топливом, но я уже вышел из помещения штаба и бегом помчался в роту, чтобы заранее, как положено, собирать роту с позиций на эвакуацию, сказав рядом сидящим, что если меня будут искать, пусть скажут, что поехал срочно в роту.

В роте я приказал срочно на Газели объехать все наши позиции, собрать крупнокалиберное оружие,предупредить бойцов и необходимости сбора к Укртелекому для погрузки на марш, а также отправил одного из командиров взводов с водителем для заправки горючего

В итоге моя рота - 121 чел. - была уже построена на марш где-то в 20.30 ч., на позициях осталось несколько наблюдателей, которые наблюдали за противником и ждали возвращения с отдыха наших местных бойцов. Мы собрались все вовремя, никого из своих не бросили. в 21 ч. моя колонная уже была в Черевковке почти впереди всей колонны.


Я уехал с Укртелекома (с нашей казармы) последним, дождался всех пришедших с отдыха, посадил их в машину(Газель бортовую), зашел в свой кабинет, там висела икона, я перекрестился, потушил свечи и вышел из здания, сел в последнюю машину и поехал к церкви в Черевковку. В Черевковке я был где-то без 15 минут 22 ч.

Мои командиры взводов и отделений уже проконтролировали отбытие первой части колонные. Моя рота начали выходить вначале и в середине. Я застрял в Черевковке, когда ко мне подошла группа бойцов с пулеметом "Утес", ну а дальше...


... дальше о том, как я выходил из Славянска с бронегруппой, прикрывавшей отход и попавшей украм под раздачу - в продолжении во второй части.



Об ополчении и военном строительстве.



У меня в Славянске обучения централизованного не было. Человек, когда приходил, его отправляли во взвод или в отделение, где командир был хоть как-то обученный человек, хотя бы в армии служивший. Он его на месте обучал.

Все обучали по-разному. С разным уровнем подготовки люди были, с разным энтузиазмом, с разным понимаем того, как надо людей учить. Поэтому некоторые роты были лучше подготовлены, некоторые - хуже. Так же в каждой роте были взвода, лучше подготовленные. В первое время мы успели провести учебные стрельбы, в том числе с захваченными БМД. Вплоть до 2 мая мы более или менее централизованное обучение проводили, а дальше с этим было уже сложно.


В Славянске у нас было реальных бойцов с реальным опытом людей было совсем немного.
В первую очередь это была группа командира с позывным "Рыбак". Группа занималась нападением и отжимом техники у укропов.
Вот это реальные бойцы специальной направленности. Я их видел всего пару раз, они действовали самостоятельно, в чью-либо роту не входили.

И если человек воевал в чеченской компании или служил в российской спецуре, то в бою на спецвыходе он одевает куртку цвета хаки и повязывает голову соответственно. КАК на этом фото.


Это реально спец-боец-офицер, а не лабуда какая-нибудь.

"Рыбак" и его ребята использовали для боевых выходов чисто российский стиль разведэкипировки в цветах хаки, самодельную правда, но я главное понял, что это наши спецы, а не простые шахтеры.

Группа "Рыбака" и привезла меня на своей машине из распределительного пункта-подвала в разведвзвод. Потом они пару раз заезжали к нашему "Кабану". Больше я их не видел.

Вот, вот это ОПОЛЧЕНЕЦ. Погиб он. Вот так должен выглядеть ополченец, без гламура и понтов





В Славянске же основная, подавляющая масса ополчения в основном состояло из обычных пацанов, было немного ребят, отслуживших армию, они и возглавляли подразделения.

Бойцов часто мы сами обучали, как обращаться с оружием, как разбирать-собирать автомат, карабин, как чистить оружие, как стрелять, как заряжать гранатомет, какие бывают боеприпасы и для чего, как пользоваться противогазом.

Тактической и топографической подготовки не было вообще, взводы условно делились на отделения, условно были командиры отделений, но это никого не волновало и зачем это надо никого не интересовало.

В ротах также, было деление на взводы, взвод всеми воспринимался как отдельная группа.
Может какие-то другие подразделения и воевали квалифицированно в плане тактики обороны, но я таковых не видел.
Короче, все военное управление замыкалось на единственном командире каждого подразделения и его заместителях, если были такие.

Стрелков сам-то пенсионер ФСБ, в чеченской компании он был артиллеристом.
Практически командным офицером он не был. В ФСБ не готовят армейский командный состав для войск, там готовят оперативных работников для различных направлений деятельности.
Поэтому Стрелков организовал и управлял ополчением, имея организаторские способности и навыки оперативной психологии плюс хорошие навыки военной топографии артиллериста.

Поэтому на счет создания им каких-то основ "военного строительства" республики - это большое преувеличение.

Но раз сразу он не установил четкую и исчерпывающую тактическую и командную структуру ополчения, значит просто не имел необходимого опыта и знаний, да и не придал этому значения.

Поясняю.
Все подразделения должны иметь четкое тактическое деление согласно Уставу рода войск.

В нашем случае это обычный Устав сухопутных войск, мы же воевали как сухопутное общевойсковое подразделение. Минимальная тактическая боевая единица в сухопутных войсках - это ВЗВОД.

Оборона организуется начиная от взвода, так как минимум взвод способен организовать расстановку своих сил и средств не просто расположив бойцов и средств по фронту, но и в глубину, чтобы оборона на участке взвода была элементарно надежной и при попытке ее прорыва мог отбить атаку второй порядок обороны.

Отделение взвода в глубину и самостоятельно не обороняется, оно составляем отдельный боевой порядок взвода. Во взводе обычно 3 отделения. Каждое отделение обороняет участок в 100 метров, между отделениями дистанция в глубину обороны или расстояние по фронту не более 50 м, между бойцами расстояние 10-15 метров. В итоге взвод по фронту обороняем участок в 400-450 метров и в глубину обороны до 350 м. С отделением должен находиться командир отделения и лицо, его замещающее.

Командир отделения командует своим составом, передает команды командира взвода.

Взвод должен иметь КНП - командный наблюдательный пункт в глубине обороны не менее 200 м от фронта линии обороны.

Командир взвода находится на КНП, руководит обороной, в частности, распределяет боевые задачи отделениям(боевым порядкам) , определяет секторы стрельбы, во время боя осуществляет маневр и перенос огня всеми имеющимися средствами, а если имеются групповые или приданные средства поражения, осуществляет их расстановку в имеющиеся боевые порядки или выносит в отдельный порядок(место размещения) и руководит ими отдельно.

Групповые общие средства обычного пехотного взвода - это пулеметы, гранатометы. Отдельные средства - это специфические средства поражения, дающие возможность внести дополнительные тактические превосходства над противником, например это снайперское оружие. В обычном пехотном взводе минимально имеются 3 ручных пулемета(1 в каждом отделении) и 1 снайпер.

Снайпер выполняет тактические приказы ком.взвода и чаще занимает один из флангов взвода, в случае боевого контакта взвода с противником, снайпер имеет одиночную возможность провести ОХВАТ наступающего боевого порядка противника и уничтожить например командный состав тактического подразделения противника(ком.отделений, взводов и т.п.) или групповые огневые средства противника.

Это кратко и сжато только по тактике обороны взвода. Мы даже наступление наших сил не рассмотрели.

Вот теперь смотрим дальше. Рота состоит из 3-х взводов, значит она обороняет фронт минимум 1,2 км, а в глубину обычно на 2 порядка - от 700 м и больше. Батальон включает 3 роты и обороняет РАЙОН фронта шириной от 3,5 км, глубиной до 2,5 км.
Все эти тактические нормативы применимы к условиям обороны населенных пунктов, просто в поселке и городе добавляются новые способы и тактические приемы обороны, наступления, ведения и маневра огнем.

Из батальонов создаются полки от 2000 чел.(наш случай Славянска как раз подходит) или бригады.

Бригаду придумали натовские стратеги, чтобы создать более универсальное по вооружению и задачам подразделение и сэкономить на численности личного состава.

В Бригаду включают огневые средства и силы из других родов войск, например, танки, артиллерию, средства ПВО, инженерно-химические подразделения, диверсионные подразделения глубинной(а не просто фронтовой) разведки т. д. То есть все подчинено одному комбригу, не нужно налаживать связь и взаимодействовать с др. родам войск, теряя время и маневренность.

Стрелков создал Славянскую бригаду, более менее грамотно расставил силы и средства в обороне.
Но, честно говоря, изъянов в обороне было достаточно, но держать оборону мы держали, так как украинская армия была еще более неорганизованной.

Например - у нашего взвода не было сооружено сплошной обороны, никого не инструктировали куда бежать и занимать оборону в случае атаки противника. Мы вроде как разведвзвод, но кроме этого отвечали за определенный участок ж/д вокзала, посменно половина бойцов находилась в секретах, наблюдательных пунктах,засадах, а половина находилась в здании(расположении) подразделения.

По видимому, Стрелков строил оборону города на основе быстрой переброски к месту боестолкновения небольших подвижных резервов. В случае серьезной организованной атаки врага наша оборона могла связать противника боем, но укропы все равно могли бы закрепиться на крайних объектах и создать плацдарм для прорыва в город.

Игорь Стрелков в интервью:

Где будет решающая атака противника, я не знал. Поэтому я вынужден был держать основные силы, всю бронетехнику в центре города, чтобы отбить противника там, где будет нанесен главный удар.

Отдельная тема насчет кадровых офицеров в ополчении.
Мы туда толпами приехали и местные афганцы и ветераны чеченской войны. Но почти все мы воевали рядовыми бойцами. Это факт.
Офицер ты или нет, в ополчении всем плевать. Все равно,спервапоставят рядовым.
Если ты не местный, то будешь рядовым всегда. Только на время важного боя могут поставить командиром. Потом тебя снова снимают и ставят местного простачка.

В Луганске местных офицеров тоже не ставили командирами.
Там много случаев, когда офицеры героически гибли как водители танков, как обычные бойцы, подрывавшие собой вражеские бронемашины, как бойцы пехоты, героически ходившие в атаку на блокпосты.

В Дебальцево погибла масса офицеров, в танках и в пехоте.

Зато, блин, в штабах сидят сержанты, прапорщики, таксисты, бывшие охранники магазинов, продавцы и даже уголовники.
Я честно сам был в шоке, когда некоторые штабисты просто грамотно разговаривать не могут.

Кадровой работы у Стрелкова не было. Распределяли добровольцев по знакомству и родству.
В нашем взводе "Кабана" все командиры и лица их замещающие были друг другу брат, сват, кум и т.п. Обычная хохляцкая кастовая система своего жизнеобеспечения . В некоторых других подразделениях тоже самое.

Ну и черт с ними, я же идейно пошел воевать.
Но только как нормально побеждать, если тобой командовали, бывало, натуральные (о них ниже) бандиты?! Они во время боев такие ляпы творили, что даже слабая и только теоретически подготовленная укропская армия местами нанесла серьезный урон.
Много ополченцев погибло из-за неподготовленности либо трусости случайных командиров.
.
Взять к примеру нынешнего командира ГРУ ДНР - Командир второй роты разведывательного управления республиканской гвардии ДНР Андрей Фадеев (позывной «Старый») Жучковский о творящемся в ГРУ ДНР. О "майоре" Саше Филиповой и уголовнике Фадееве-Старом

Это бандит-рецидивист.
Его вся Украина ищет. Он занимается похищениями торгашей и вымогательством денег. Также он грабит пустующие дома и квартиры в Донецке.
Скажи, когда ему воевать, если он для другого пришел в ополчение?!

Или Абвер? Про которого вообще отдельная тема и которого я ещё коснусь.

Так что никакого "военного строительства" в одиночку Стрелков не мог делать с этим нашим сбродом .

Стрелков создал Автопатруль и Военную полицию со своей тюрьмой, когда мы вышли в Донецк.

Мы по очереди ездили как автопатруль, ночами на 3-5 машинах. Если остановим подозрительную машину или пьяного за рулем, то машина без суда и следствия сразу конфисковывалась в пользу нашей бригады, а первые дни машины стояли на нашей "штрафной стоянке", если хозяин машины не приносил за нее штраф, то он расставался с машиной навсегда.

Также нас частенько отправляли на "боевой выход", тупо приказывали (уже в Донецке) захватывать АЗС, магазины, склады, финансовые учреждения, бывшие административные здания, склады с товарами. Не понятно, зачем ополчению были нужны склады с бытовой техникой, которые нас заставляли охранять совместно с батальоном «Оплот».

Вот такое было "ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО" было у бригады Стрелкова.






  
Tags: Донбасс, Славянск, Стрелков, ополчение, ретроспектива
Subscribe

Posts from This Journal “ополчение” Tag

Buy for 190 tokens
Twitter заблокировал официальный аккаунт Россотрудничества из-за публикации о Дне Конституции РФ "Администрацией Twitter заблокирован аккаунт Россотрудничества. Все публикации сохранены, но сейчас указано, что у аккаунта нет подписчиков и подписок. Также нельзя разместить новые…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments