Червонец Андрюха (chervonec_001) wrote,
Червонец Андрюха
chervonec_001

Category:

Пранкеры Вован и Лексус задали вопросы Трампу

Известные российские пранкеры Вован и Лексус задали вопросы Трампу. Правда не лично, а через американского сенатора

Жертвой розыгрыша стал Линдси Грэм. Пранкеры дозвонились до него сенатора Грэма в августе, притворившись министром обороны Турции Хулуси Акаром. Под видом министра обороны Турции Хулуси Акара они попросили его задать президенту США несколько вопросов и перезвонить. Тот так и сделал.

Линдси Грэм


Грэм: Позвольте мне сказать, о чем он (Трамп) говорил мне: "Я не хочу накладывать санкции на нашу союзницу Турцию, я хочу двигаться в сторону соглашения о свободной торговле. И я буду убеждать в этом коллег-республиканцев". Сейчас система (С-400) не активирована, поэтому нет причин говорить о санкциях.

Пранкер: Это хорошая новость. Но сначала я бы хотел сказать, что покупка С-400 - внутреннее дело Турции. Наш президент полагает, что может быть вмешательство в наши внутренние дела. Вы, возможно, знаете. И я тоже заинтересован в нашем соглашении о свободной торговле, если оно возможно.


Г: Наибольшее, что мы можем сделать для улучшения наших отношений, - это заключить соглашение о свободной торговле. Это стабилизирует лиру, сделает отношения более стратегическими. И я хотел бы вернуть Турцию обратно в нашу программу F-35.

П: Да, но что президент Трамп говорит о соглашении о свободной торговле?

Г: Он сказал мне позвонить президенту Эрдогану и сделать это предложение. Он сказал: работай с Турцией, избегай проблему С-400. Что он уполномочит департамент по торговле и международных торговых представителей открыть переговоры по соглашению о свободной торговле. Ему действительно нравится президент Эрдоган, и наша цель - увеличить торговлю. Я сказал президенту, что это не должно быть просто увеличение торговли, это должно быть формальное торговое соглашение. И он согласен. Вместо цели довести его до 75 миллиардов долларов мы должны иметь соглашение о свободной торговле с неограниченным торговым потенциалом.

П: Да, но вы знаете, что тяжело убедить президента остановить...

Г: Да, я знаю, что тяжело. Все, что я могу сказать, - я пытаюсь остановить санкции, основанные на получении С-400. Я говорю, что это несущественная транзакция. И я очень ценю союз с Турцией, он очень помогает с "Исламским государством" и другими делами. Если система будет активирована, то уже ничего нельзя будет сделать. Соглашение о свободной торговле - лучшее для обеих экономик решение. Я могу организовать телефонный разговор президентов, если вы позволите.

П: Да. Конечно.

Г: Я не хочу никаких санкций и причина, почему сейчас у нас нет санкций, в том, что президент и республиканцы говорят "нет". Все республиканцы действительно с воодушевлением принимают соглашение о свободной торговле.

П: Да, это хорошо. Но Россия нам не враг. И моя позиция заключается в том, что Россия не враг остальному миру.

Грэм: Да, министр, я пытаюсь быть полезным. Если система С-400 будет активирована, остановить санкции будет невозможно. Будет невозможным и соглашение о свободной торговле. Президент Трамп очень сочувствует ситуации президента Эрдогана, но Конгресс - нет. Турция - это слишком ценный союзник, чтобы нам с ней ссориться...Курдские отряды народной самообороны - это реальная проблема. Я сказал президенту Трампу, что Обама совершил огромную ошибку, полагаясь на них. И сейчас мы должны убедиться, что Турция защищена от их распространения в Сирии. Я сочувствую вам с этой проблемой.


П: Я могу задать вам несколько вопросов, которые меня интересуют, чтобы передать советникам президента? Они просили спросить вас об этом.

Г: Конечно.

П: Ситуация вокруг Гюлена, который хотел совершить переворот в Турции...

Г: Да, ФБР все еще работает над этим делом. ФБР достигло прогресса, они открыли криминальное расследование. Я не знаю, на какой стадии оно находится.

П: Можем ли мы говорить между нами о том, что если мы прекратим закупку С-400...

Г: Я не знаю, можем ли мы это делать. Я не хочу поставить нашего президента в затруднительное положение. Давайте дождемся телефонного разговора и посмотрим, как пойдет. Моя цель - заполучить какое-то время для неформального разговора, посмотреть, как мы можем организовать его, не стесняя президента Эрдогана, в приемлемой для Конгресса форме и вернуться к программе F-35, посмотреть, как избежать санкций и думать о соглашении о свободной торговле. Я позвоню вам через пару дней. Передам, что скажет президент Трамп.


ТЕРРОРИСТЫ ИЗ ЛИМПОПО

П: Вы знаете, у нас проблема с новой организацией в Сирии, которая называется "Лимпопо".

Г: ОК, я не знал об этом.

П: Мы разобрались с ИГИЛ, а оставшиеся террористы создали новый проект.

Г: ОК, Хочу послушать больше про эту группировку. Я должен бежать на голосование, могу перезвонить вам позже? Я постараюсь обсудить с президентом организацию телефонного разговора не под запись, непублично.


ЧТО ОТВЕТИЛ ПРЕЗИДЕНТ США

Г: Я встречался с президентом, провел с ним выходные. Мы вчера играли в гольф и обедали. Беседовали о наших друзьях в Турции. Я сказал ему о своем желании изменить разговор и вернуть вас в программу F-35, мы беседовали о соглашении о свободной торговле. Двигаться в этом направлении - это то, чего бы он хотел.

П: А вы рассказали ему о нашей беседе?

Г: Да. Это то, о чем я вам уже сказал. Если мы найдем способ сделать так, чтобы система С-400 не была активирована, потому что в Конгрессе нет места для колебаний на сей счет, многие мои коллеги хотят ввести санкции прямо сейчас. Я сказал президенту, что мы не хотим этого делать. Мы хотим улучшить отношения с Турцией. И это именно то, чего он хочет. Мы хотим более крепких отношений с президентом Эрдоганом, президенту Трампу он нравится. Я думаю, он сильный человек, нам нужно иметь дело с сильными людьми. Я думаю, что следующее, что нужно сделать, - организовать их разговор.

П: Да, я согласен. А что он сказал о нашем разговоре? Возможно ли не вводить санкции?

Г: Президент намерен сопротивляться вводу санкций, пока чего-нибудь не случится. Если все будет как сейчас, то президент не будет вводить санкции, и я заручусь его поддержкой. Что хотел бы сделать президент - это поговорить о том, как мы можем вернуть вас в программу F-35. Не налагать санкции и начать разговор о соглашении о свободной торговле...Оно изменит отношения навсегда. И программа F-35 с 10 миллиардами долларов для Турции - это очень хорошо для наших взаимоотношений.

П: Что вы сможете нам обеспечить? Что я могу передать своему президенту?

Г: Позвольте мне позвонить моему президенту сегодня днем, и я перезвоню вам завтра. Нам нужен телефонный разговор президентов.

Президент не хочет санкций в отношении Турции, он считает это сумасшествием, и я считаю это сумасшествием. Нам нужно найти способ выбраться из этого, нам нужно изменить разговор от конфликта к сотрудничеству.


П: Вы спрашивали его о деле Гюлена?

Г: Да, он сказал, что следит за ситуацией. Давайте дождемся, с чем к нам придет ФБР. Но он очень заинтересован в банковском деле, он вовлечен в ситуацию с Банком Турции. Он не хочет, чтобы эта ситуация ударила по нашим отношениям.

П: Санкции могут ударить по нашим банкам.

Г: Думаю, мы постараемся этого избежать.

П: Я должен сказать президенту, что будет в худшем случае.

Г: В лучшем случае мы найдем способ не вводить санкции из-за С-400. Если система не будет активирована, то ситуация с турецким банком улучшится. Мы сможем вернуть вас в программу F-35, запустим переговоры по соглашению о свободной торговле в этом году. И мы продолжим сотрудничество по Сирии против курдской угрозы и найдем способ в Женеве урегулировать войну в Сирии.

П: Вы должны понять наши отношения с Россией. Что мы можем им объяснить? У нас контракт.

Г: Вы должны объяснить русским, что у Америки лучшие рычаги воздействия на курдскую угрозу. Наше обязательство перед Турцией - не создавать на границе северо-восточной Сирии проблему. Если вы заключите соглашение по С-400, то руки президента Трампа будут связаны. Я не прошу вас иметь плохие отношения с Россией, но вы должны понимать, что с вашей точки зрения, ваша немедленная задача - это попытаться улучшить отношения с США в экономическом плане и вернуться в программу F-35.

П: Но вам также следует знать, что ухудшить наши отношения с Россией нелегко, потому что…

Г: Знаю-знаю. Операция в Сирии для России очень дорогостоящая. Россия не может выполнять ее вечно. У Ирана другая повестка, нежели, чем у России. Возможности России действовать в Сирии в течение длительного времени сильно уменьшаются. Я бы не волновался на этот счет и пытался бы интегрировать турецкую экономику в американскую. Во все вещи, которые могут иметь воздействие на дальнейшую политику Эрдогана. И на то, как президент Эрдоган сможет изменить Турцию и получить соглашение о свободной торговле. Что касается России и Сирии, то меня не волнуют их морские и авиабазы. Я не прошу русских сдать все позиции в Сирии. А ответственность за Дамаск несут иранцы. Свяжусь с вами через пару дней.


ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

- После того, как Грэму стало известно, что это был не настоящий министр обороны Турции, он перестал вообще упоминать в интервью и Твиттере тему Турции, - рассказал об итогах разговоров пранкер Вован.

Тынц


П.С.
За проведение удачной операции парни должны быть представлены к внеочередным званиям.


Tags: Трамп, Турция, пранк
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo chervonec_001 21:01, вчера 22
Buy for 190 tokens
В связи с 42-летием к этому моменту приветы получил от (удивительно!) 42-х человек В Яндекс и на Сбер приходили тёплые сообщения. Спасибо Вам! Среди них были такие: Кто хочет поздравить, то может передать сегодня-завтра поздравление через ЯндексКошелек:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments