?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
chervonec_001

Как проходило судебное заседание с задержанным украинским моряков в суде

26-летнего Владимира Варимеза видят только судья, прокурор и адвокат. Все остальные в зале суда могут только слышать его голос, доносящийся с экрана большого телевизора.



Задержанный моряк буксира ВМСУ «Яны Капу» находится в московском СИЗО «Лефортово», как и другие его сослуживцы, пытавшиеся прорваться через Керченский пролив. Их апелляции – а моряки считают, что их задержали незаконно - рассматривает Верховный суд Республики Крым, поэтому на заседании обвиняемые присутствуют виртуально, с помощью видеосвязи.

Варимеза и еще 23 украинских моряка задержали, напомним, в конце ноября после провокации в Керченском проливе. Завели уголовное дело за незаконное пересечение российской границы. Киевский райсуд Симферополя избрал им в качестве меры пресечения арест почти на два месяца. Большинство моряков решили оспорить это решение.

Жалобу Варимеза Верховный суд рассматривал первой.



С самого начала моряк потребовал переводчика. Дальнейший диалог «КП-Крым» приводит целиком.

- В услугах какого переводчика вы нуждаетесь? - попыталась уточнить судья. - По национальности вы болгарин, мы с вами сейчас общаемся на русском языке…

- Но вырос я в Украине.

- Так с украинского на русский или с русского на украинский вам нужен переводчик? На каком языке вы желаете давать показания или пояснения?

- Я не буду давать показаний.

- Тогда я не понимаю логику ваших рассуждений. С какой целью вам нужен переводчик?

- Чтоб переводил.

- С какого на какой??? - судья начинает говорить чуть громче.

- С украинского на русский.

- Вы будете давать пояснения на украинском языке в суде?

- То есть с русского на украинский…

- Вы не владеете русским языком?

- Понимаю, но немножко с трудностями.

- А сейчас вы меня понимаете?

- Да.


«БОЖЕ, ВАШЕ ПРАВО!»

Судья задает еще несколько уточняющих вопросов по поводу адреса проживания и регистрации обвиняемого. Варимез вспоминает, что не должен говорить по-русски, и впервые с начала заседания начинает употреблять украинские слова: «Так» и «Ні».

- Вам предъявлено обвинение?

- Я отказываюсь от обвинения! - снова по-русски.

- Суд спрашивает не об этом, я спрашиваю, какого числа предъявили обвинение.

- Я считаю себя военнопленным!

- Да Боже, ваше право! Как хотите! Но давайте вернемся к жалобе…

В разговор вмешивается адвокат, пытается пояснить, что его подзащитный в целом русский понимает, но не знаком со специфической юридической лексикой. На что судья резонно отмечает, что объяснять юридические термины - как раз обязанность защитника.

- При рассмотрении судом первой инстанции вы утверждали, что переводчик не нужен… почему сейчас возникла необходимость? - продолжает интересоваться судья.

Адвокат что-то шепчет моряку. И Владимир Варимез снова переходит на украинский:

- Не зрозумів…

Варимезу все же отказывают в переводчике, так как «не усматривается законных оснований». Не нужен ведь он был раньше, а тут вдруг…

«Я ВІДМОВЛЯЮСЬ ВІДПОВІДАТИ»

Попытка суда выяснить, поддерживает ли моряк жалобу, которую подал в суд его адвокат, тоже не увенчалась успехом: Варимез отвечает на вопросы суда, мягко говоря, невпопад.

Выходило, что обвиняемый не согласен с доводами своего защитника, но не хочет прекращать производство. Адвокат пытается списать все на «он не понимает».

- А вы тогда зачем присутствуете? Разъясните, что значит «поддерживать жалобу»! Вы-то с ним на каком языке общаетесь? На украинском или на русском? А может, на болгарском? - одергивает судья.

- Я відмовляюсь відповідати, тому що я воєнноплєнний, - выговорил Варимез на ломанном украинском.

Прокурор, который терпеливо молчал все это время, не выдержал:

- Так «воєнноплєнний», - советник юстиции сначала копирует корявое украинское произношение Варимеза, а потом легко переходит на чистый литературный выговор: - Чи військовополонений?

Прокурор поворачивается к судье и, как бы извиняясь, поясняет свою реплику:

- Нет в украинском языке такого слова - «воєнноплєнний».

В итоге моряк: по русский не гу-гу, на мове тоже. Может на болгарском надо было?

Украинские власти сразу стали называть всех задержанных моряков военнопленными, хотя на момент провокации в Керченском проливе незалежная даже не задумывалась об объявлении военного положения и уж тем более не воевала с РФ.



Добавлю в тему:

- В отличие от многих, я не нуждаюсь ни в финансовых советниках, ни в ..., - начал Порошенко на мове, но вдруг смешался и повернулся от трибунного микрофона к своему пресс-секретарю Святославу Цеголко, которого спросил на чистом русском языке. - Кошелек, кошелек, как будет по-нашему кошелек?
- Гаманець, - пришел Цеголко на помощь своему шефу.
- Але гаманцiв, - закончил Порошенко свой трудный спич и победно оглядел зал, подняв в знак трудной перемоги указательный палец. - Во!

Если вы думаете, что я вам анекдот рассказал, то ошибаетесь. Вот видеоролик в доказательство

14 января 2014 г.



Метки:

Последние записи в журнале


Buy for 240 tokens
Если кто не в курсе хоккейной жизни, то скажу просто - это эпохальное событие - сборная Финляндии, в этом году состоящая из никому не известных игроков, играющих в европейских клубах, в том числе в КХЛ, последовательно прикончила все сборные состоящие из игроков НХЛ. В хоккейном мире принята…

  • 1
рф сама себя загоняет в тупик с закрытием азовского моря... сначала мостом все перегородили,теперь еще и с разрешениями выебываются.

Мост ничего не закрыл. Как был канал в Керченском проливе, ведущий в самое мелководное море мира, так он и остался Как ходили туда суда всего мира, какие способны по этому морю ходить, так и ходят. Как управлял движением по каналу Керченский порт, так и управляет. И разрешение для прохода по каналу требовалось всегда.
А для военных кораблей режим особый. И уж тем более, когда они без разрешения влезли в территориальные воды. Причём даже если не признавать Крым российским - в те воды, которые и до вхождения Крыма в состав России были российскими.
Почему их не утопили? По доброте душевной, только.

речным катерам пох на канал. это не баржа... они в любом месте пройти могли...когда моста небыло.

Бред. Ну, или лепет полного дилетанта. Речной катер и сейчас под мостом пройти может, если право такое имеет. А вот вход военного что корабля, что катера, в чужие территориальные воды - прямая военная провокация.
Точно как и в небе. Пауэрса помните? И Руста. И много других случаев. В том числе удачная американская провокация 1983 года.
Ну, а в этот раз не прокатило.

  • 1