?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
chervonec_001

Результат действий сирийской ПВО по целям - 71 из 103 сбито. Ещё часть где-то по дороге потерялись

По данным Генштаба, сирийская ПВО перехватила 71 крылатую ракету западной коалиции

Западные страны применили в Сирии 103 ракеты, в том числе «Томагавк», сообщил начальник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковник Сергей Рудской.



Российские силы противовоздушной обороны были переведены в боевой режим работы. Системы ПВО на базах Хмеймим и Тартус следили за пусками крылатых ракет как с морских, так и с воздушных носителей США и Великобритании. Истребительная авиация осуществляет дежурство в воздухе.

По предварительным данным, жертвами нападения стали трое мирных В Хомсе. Среди военнослужащих сирийской армии потерь нет.



При этом в ходе американских ударов по Сирии состоялось первое боевое применение американских высокоточных крылатых ракет класса «воздух - поверхность» AGM-158 JASSM, сообщают западные СМИ со ссылкой на источники.

Очень высокая эффективность ПВО, некоторые системы которой (С-125, С-200, «Бук» и «Квадрат») приняты на вооружение ещё при СССР, в 1983 г. Вместо "умных" ракет, все увидели умное ПВО, и возраст ему не помеха.

Как утверждает Генштаб ВС РФ, участие Франции в ударах не обнаружено, хотя французы за утро успели показать два высокохудожественных видеоролика с подготовкой к ракетным ударам.

"Аль Маздар" пишет, сирийские повстанцы/террористы не удовлетворены ударами коалиции и назвали их фарсом
Единственной значимой победой коалиции можно назвать попадание в здание НИИ в Барзех. Уничтожена университетская общага и классные комнаты.



Рудской отметил, что что перехват западных ракет сирийскими ПВО свидетельствует о высокой выучке военных арабской республики и что ракетный удар по Сирии стал ответом на успехи страны в борьбе с терроризмом.

Целями удара были, в том числе, и авиационные базы сирийских ВВС. Данные объективного контроля говорят о следующем:
- по аэродрому Дювали в ударе участвовало четыре ракеты — все сбиты.
- по аэродрому Думейр — 12 ракет, все сбиты.
- по аэродрому Блэй — 18 ракет, все сбиты.
- по аэродрому Шайрат — 12 ракет, все сбиты.

Эти аэродромы не пострадали.

- из девяти ракет, запущенных по неиспользуемому аэродрому Меззе, сбито пять
- из 16 ракет, выпущенных по аэродрому Хомс, уничтожено 13, при этом серьезных разрушений не наблюдается.
- населенные пункты Бардзи и Джерамани - 7 из 30



Работа систем ПВО над Дамаском после ударов США по Сирии


Башар Асад приходит утром на работу


CNN долго обходили вниманием брифинг МО РФ по Сирии, и наконец-то родили следующее:

Assad will see airstrikes as major victory
Analysis from CNN's Frederik Pleitgen
The overnight airstrikes against Syrian targets by the US and its allies will be seen as a major victory for Syrian president Bashar Al Assad -- and his military. The Syrian presidency posted a video on Twitter of Assad casually walking to work in the morning. Syria claims to have shot down many of the missiles that targeted Damascus and the alleged chemical storage facilities near Homs. Meanwhile, Russia appears to be taunting the US, saying the President Trump's "smart" and shiny missiles were taken down by the Syrian military using weapons developed in the USSR in the 1970s. So far, these strikes do not appear to have depleted the conventional capabilities of the Syrian army.


Коротко говоря, ночная атака НАТО обернулась победой Асада, а российское МО откровенно издевается, говоря об уничтожении древними советскими ПВО новейших западных ракет.


Напомню, по заявлению главы Пентагона Меттиса в ударе было использовано "Немного более чем в два раза больше ракет" по сравнению с прошлогодним Шайратом, когда, напомню, американцы выпустили 59 "Топоров". То есть как минимум сегодня ночью в атаке участвовало как минимум 120 ракет. Простая математика показывает, что как минимум 17 ракет где-то "заблудилось".

Таким образом из 120 ракет выпущенной коалицией цели достигли лишь 32, поразив цели в основном на задворках или на неиспользуемых объектах, которые прикрывать смысла не было.

В данном случае, по сути ситуацию для Сирии разрядили ценой одного-двух сараев.
Теперь русские пополнят сирийцам боекомплект для ПВО, поставят комплексы поновее, ну и новый сарай при необходимости построят.

И новость часа - Россия может вернуться к рассмотрению вопроса о поставках С-300 в Сирию



Последние записи в журнале


Buy for 190 tokens
В Офисе президента Украины (так теперь по новому называется президентская администрация) интересно отреагировали на предложение Москвы Украине проявить добрую волю Российская сторона предложила освободить задержанного в Киеве по надуманному предлогу главного редактора «РИА Новости…

  • 1
(окончание)

Russia’s post-2015 military interventions in Syria, like its actions in Ukraine the previous year and in Georgia in 2008, have been a master class in how to achieve significant strategic effect with relatively few forces. In facing down its enemies – which now clearly include the United States and NATO – Moscow has always relied on the threat of its larger military clout, particularly nuclear force. On the Syria front over the last week, Russian officials have openly raised the threat of war between the nuclear superpowers, an unmistakable attempt to stop the West from acting.

Russia understands that any discussion of chemical weapons and classified evidence is likely to remind Western leaders – and electorates – of the incorrect intelligence on weapons of mass destruction that was used to justify the invasion of Iraq. Its online and broadcast outlets have been making such comparisons relentlessly, a sign of how central information warfare has become to Russia’s wider strategy.

Some Kremlin watchers even suspect that Moscow may be deliberately goading Trump and the West into striking, hoping to deepen domestic divisions in Western countries and to justify whatever Putin’s next move might be.

Significantly, Russian forces appear to have been directly interfering in the actions of their U.S. counterparts in a way previously unseen. This has reportedly included meddling with U.S. GPS signals in a way that has apparently affected the operations of American drones; Russian officials have warned of worse, including shooting down U.S. missiles and perhaps even targeting the aircraft and ships that fired them.

This sort of thing isn’t entirely new. Russia is widely suspected to have interfered with GPS signals before, in both the Black Sea and the Baltic. Aggressive Russian over-flights of U.S. and other allied military vessels have become increasingly common. Using such tactics in a high-stakes international confrontation like this, however, is a significant escalation – and sets precedents Moscow will likely rely on in any future face-offs.

For all the rhetoric and the very real danger of miscalculation, neither Washington nor Moscow wants to start a major war over Syria. Indeed, they may well not even wish to risk using their most sophisticated weapons. If Russia can indeed shoot down U.S. cruise missiles, it may decide to keep that technology under wraps. Similarly, the risk of weaponry falling into Russian hands means the United States may well hold back some of its cutting-edge technology too, saving it for a battle that matters more.

Therein lies one of the greatest challenges of this situation. In 1990, after Iraqi President Saddam Hussein’s invasion of Kuwait, the George H. W. Bush administration was relieved to find that Russia – then still in the hands of Mikhail Gorbachev – was inclined to avoid turning the conflict into a Cold War-style standoff. In the years that followed, successive U.S. presidents became used to acting without such worries. Putin has now successfully signaled that those days are entirely over.

--------------------------
About the Author

Peter Apps is Reuters global affairs columnist, writing on international affairs, globalization, conflict and other issues. He is founder and executive director of the Project for the Study of the 21st Century, PS21, a non-national, non-partisan, non-ideological think tank. Before that, he spent 12 years as a reporter for Reuters covering defense, political risk and emerging markets. Since 2016, he has been a member of the British Army Reserve and the UK Labour Party. @pete_apps

The views expressed in this article are not those of Reuters News.


Edited at 2018-04-15 19:25 (UTC)

  • 1