Червонец Андрюха (chervonec_001) wrote,
Червонец Андрюха
chervonec_001

Categories:

Желание на Рождество.

yrin8 в Желание на Рождество.



Джульетта прибежала под утро. Маленькое, лохматое, рыжее, создание из породы чистокровных дворняжек. Она с ним, из самого ада, из Семёновки. Как он её тогда выкормил и спас, даже сам не представляет. И вот из того маленького, рыжего комочка выросла эта рыжая прелесть.

Ребята смеялись: «Когда в следующей жизни она будет женщиной, все окружающие мужики будут валяться перед ней — штабелями!» А он отшучивался, что мол вы и сейчас перед ней штабелями.
И правда, Джульетту очень любили и баловали. А она слушала только его, а все остальные были с ней и при ней! Она стала полноправным членом подразделения, когда несколько раз перед обстрелами, за час, начинала волноваться, поскуливать, а затем подходила к нему и клала голову на колени. Все уже знали, скоро начнется.

Время шло, были и отходы, и переезды, и наступление. Прошла зима и прошло лето, а подразделение сохранилось. Наверное потому, что народ подобрался очень интересный и обстоятельный. Сплошные любители охоты и рыбалки, объездившие и облазившие весь свой край, воль и поперёк.

И вот снова зима, а он сидит здесь уже больше трёх месяцев. Приказ. Нужен свой человек, на нейтралке, а у тебя вроде хозяйство, в виде Джульетты. И на вояку не похож, скорее на лешака, какого нибудь. Одно слово — Леший. Иди. Рыбачь, ставь петли, живи и смотри. Надо! Вот так он и попал сюда, в самое время между ротациями.



Небольшое село, если по прямой, то 3 км до их позиций и 4 до наших. Полигон для пристрелки, мать его! Центр был разбит в хлам, а вот по краям были еще более-менее целые постройки. И на все село не больше десятка жителей. А к началу зимы и они уехали опасаясь прилёта шального снаряда или мины. И он остался один, прекрасно понимая что это неправильно. Он вспоминал, как периодически наезжали укропы с проверками, кто, что, да как. Как часто хотели его вывезти для - более тщательной проверки, но правильно приготовленный заяц, свежая рыба, фазан, или другая дичь с обыкновенной пшеничной кашей, делали желудки полными, а головы пустыми. И его оставляли в покое.

А под утро вернулась Джульетта. На ней не было ошейника. Значит ему нужно возвращаться. Сегодня, вечером, как стемнеет. Всё что надо, он сделал. Здесь он не нужен, значит впереди просвет и работа. Он начал наводить порядок. Даже если сюда не вернусь, хлам и мусор после себя убирать надо! Убрался. А потом начал готовить есть. Половинка зайца и целый фазан. «Может ребятам отнести, порадовать? Хотя им это и на один зуб не хватит.» И он решил не мелочиться, а приготовить все. «Наемся сам и накормлю мою красавицу Джульетту.»

День начал сереть и клониться к вечеру, густая и наваристая похлёбка уже была практически готова, а картоха в мундире дымилась на тарелке и уже ждала, когда её начнут раздевать. Неожиданно, Джульетта соскочила с лежанки, встала напротив двери и пару раз негромко тявкнула. Он застыл с ложкой в руке, так и не успев помешать варево. «Вот те раз!», промелькнуло в голове и куча различных предположений о провале и неудаче в последний день.

В дверь тихонько постучали, а затем негромкий женский голос спросил:
- Можно войти?
Он открыл незапертую дверь и предложил войти. Их было четверо. Две женщины и двое маленьких ребятишек, лет пяти. Мальчик и девочка. Мама, дочка, внуки, понял он. И бурный поток мыслей в голове.

- Заходите, гости дорогие. - а затем уже нараспев - Закрывайте двери, не пускайте холод, теплая печка, горячая закуска.
Он это говорил скорее для детворы, чем для взрослых. Два напуганных воробышка не сводили с него глаз. А умница Джульетта, все поняв, сразу начала крутится возле детворы, задорно тявкая и помахивая хвостом. Все вздохнули с облегчением и началась обычная суета. Дети были раздеты, умыты и посажены за стол. Все как будто было готово для приёма гостей. Рождественский вечер!

И он начал их потчевать. Еда была вкусной, горячей и сытной. Детвора наелась и сомлела. И их быстро уложили спать а взрослые остались сидеть за столом и разговаривать. Думая о своём, он слушал их рассказ в пол уха. О том, что они вдруг поняли, что если не уедут к родственникам в Горловку или умрут с голоду, или замерзнут. Слушал от молодой слова благодарности их соседу, который привез их сюда, на блок-пост за сто пятьдесят километров от их дома, за смехотворную сумму: пару золотых сережек, два колечка, перстенёк, да цепочка. Слушал слова благодарности пожилому командиру с блок-поста, который пропустил их, или даже выгнал, со словами: «Нечего вам здесь делать, хлопцы злые да голодные. Село видите, недалеко, три километра. Идите. Там мужик один живет, в тепле и переночуете, если дойдете. Один лучше чем тридцать.»

И они пошли. Слушал слова благодарности себе, за то что не прогнал и накормил и прочий несущественный треп. Он сидел, смотрел на спящих детей и думал:
- Господи, за что? Почему? Я ведь должен был два часа назад уйти, как я могу бросить здесь эту детвору с двумя квочками. Почему они не пришли вчера или завтра? Почему, Господи? Почему из всех вариантов спасения они выбрали самый худший.

Он сидел и думал, перебирая и отметая все возможные и невозможные варианты. Он просто не знал, что делать и как поступить. А женщины сидели рассказывали ему все свои злоключения, будто получили возможность говорить после долгого периода молчания.

Джульетта, до этого лежавшая в ногах детворы поднялась, оскалила молча пасть. Шерсть на ней встала дыбом. Она смотрела на дверь. Он повернул голову к двери, женщины замолчали. Дверь резко открылась, на пороге стоял военный в камуфляже. Черный зрачок автомата. Взгляд колючих глаз обвел комнату и присутствующих. Сухой щелчок предохранителя. Поворот головы и фраза:
- Нормально, заходим.

- В комнату вошли еще трое, помогая стоять на ногах четвертому. Хозяин дома встал из-за стола, подошёл к кровати с детворой. Аккуратно, заворачивая их в одеяло, поднял с кровати и отошёл в сторону. Джульетта уже стояла возле его ног. Держа в руках обоих детей, он взглядом предложил положить раненого на кровать. А сам молча приблизился к замолчавшим женщинам.

Он знал, проиграет тот, кто заговорит первым. А в голове, как молитва крутилась фраза: «Господи, помоги мне сохранить жизнь этим крохам и их маме с бабкой!»

Военный, еще раз окинул их взглядом: «Муж, жена, дочка и внуки, пусть живут», а затем уже произнес вслух:
- Вон отсюда, быстро!… Живите!

Мужчина передал сверток с детьми женщинам, подтолкнул их к выходу, а сам, начал снимать с вешалки женскую и детскую одежду и забрал с печки сохнущую детскую обувь. Он старался не поднимать глаза и смотрел в живот главному. Не поворачиваясь к ним спиной и не прекращая медленно говорить при этом:
- На печке похлебка из дичи, горячая. Свежая вода в ведре возле подоконника. Чай и сушеная малина на полке возле печи. Там же находится и сахар с вареньем. - И уже на самом пороге, подняв голову и взглянув в глаза командиру тихо сказал: - С Рождеством вас!

Женщины ждали его на темной улице, не в силах сдвинутся с места. Он отдал им одежду и детскую обувь, а сам взяв в руки сверток с детьми спокойно сказал:
- Тихо и молча, за мной. Оденетесь на ходу. Обувь не потеряйте. - А затем добавил, уже обращаясь к собаке:
- Джульетта, рядом, охраняй.

И они направились прочь от дома. Выйдя за околицу, к оврагу, они развернули одеяло, одели спящих детей и пошли. Несли по очереди. Двое несут, один отдыхает. Через пол часа за спиной забухал миномет. Опять тренируются. Или Рождество так отмечают!

Четыре километра по прямой. Зимой, в Рождественскую ночь превратились в восемь, а то и все десять. Он вёл их оврагами и ложбинами не поднимаясь на пригорки, старался чтоб между ними и укропами были холмы, лесопосадки. Чтоб их нельзя было заметить даже в тепловизор. За своих он не боялся, он знал, его ждут и высматривают. Когда по его подсчетам оставалось идти часа три, он подозвал Джульетту и глядя на усталых женщин он сказал:
- Джульетта, домой, вперед. Приведи помощь. Если они выдохнутся, мне не справится, а останавливаться нельзя, замерзнем. - а затем улыбаясь добавил: - Эх, были бы санки!

И помощь пришла. Через час из тьмы, с радостным лаем вынырнула Джульетта. А затем появились его мужики, с пластиковыми санитарными санками. Он не мог поверить своим глазам, то что она приведет помощь, он не сомневался. А вот санки.

- А что ты удивляешься? - спрашивал его Бобёр, когда детвора была в санках, а возле каждой женщины по паре бойцов. А Док убедился, что все живы-здоровы и помирать никто не собирается.

- Ты должен был быть в располаге около полуночи, максимум в час. А тебя нет и нет. Эти клоуны опять обстрел устроили. Всё гады по селу лупили. А затем появляется Джульетта, лает, хватает за штаны и тянет. И Гризли грусти подбросил. Ему видите ли показалось, что попали в ту халупу, где ты обитал. Вот командир и послал нас, так душевно послал. И вот мы здесь.

Через 15 минут они уже были возле ожидавшего их патриота, а еще через 20 минут, в располаге. Женщин и детвору уложили спать, а он направился к командиру с докладом. Сидели, пили горячий липовый чай и разговаривали. Он рассказал всё. Как не вовремя появились гости и что ему оставалось делать? Бросить — нельзя, а идти надо. Идти с ними, не получится, устали они очень и на нервах были. И что любое задуманное и подготовленное действие может быть разрушено маленькой нестыковкой.

- А потом пришли ДРГшники, от нас возвращались. Пятеро их было, один раненый, тяжело. Я на автомате действовал, как на охоте на кабана. Или валить сразу, или миром разойтись. Только в данном случае - только миром. И действовал как при нечаянной встрече. Очи долу, голос постоянно, тихо спокойно. Мы не враги, ты по своим делам, а я тут просто гуляю.

И только одна мысль в голове. Господи, помоги мне сохранить жизнь этим крохам и их маме с бабкой! Понимаешь Борисыч. Я наверное никогда так не просил Бога. Мы ушли, они остались.

Борисыч улыбнулся, добавил в стакан кипяток а затем сказал:
- Есть поверье, что в ночь перед Рождеством если попросить небеса от души, от самого сердца, то обязательно исполнится. Вот и твою просьбу услышали и исполнили!

В этот момент в дверь постучали. Это был Гризли.
- Разрешите? Товарищ командир.
- Входи, что там у тебя?
- Борисыч, а я был прав. Раздолбали его халупу вдребезки пополам. - сказал он указывая на Лешего. Скорее всего 120ка, прямое попадание. До сих пор дымится.

- Наверное и за них кто то попросил - улыбаясь сказал Борисыч
А Леший понял зачем они пришли к нему в Рождественский вечер.


Юстас Горловка
https://vk.com/id317652193



Tags: байки, ополчение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 190 tokens
Алексея Навального отвезли в Петушки» Федеральное казённое учреждение «Исправительная колония № 2», расположенное по адресу: Владимирская область, Петушинский район, г. Покров, ул. Франца Штольверка д. 6. В простонародье - «Петушки». Именно здесь ближайшие 2,5 года…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment