Червонец Андрюха (chervonec_001) wrote,
Червонец Андрюха
chervonec_001

Category:

Интервью И.И.Стрелкова для "Красное ТВ" (текстовка, часть 2)

1) Текстовка, часть 1
2) Текстовка, часть 2
3) Текстовка, часть 3
4) Видео 1-й и 2-й части
5) Видео 3-й части



Ведущий: После Крыма вы выдвинулись со своей группой на Юго-Восток Украины, в Донецк и дальше по области.
Чувствовали ли вы поддержку местных властей? Как вас воспринимали жители?


Стрелков: Вы имеете в виду на Украине – на Донбассе?

Ведущий: Да, на Донбассе.

Стрелков: Никакой поддержки местных властей нам не было.

Сначала в Славянске поддержала Нелли Штеппа - она сгоряча думала, что мы российские военные, с ней-то никто переговоров не вел, мы ей вообще как снег на голову свалились. Да мы вообще всем в Славянске как снег на голову свалились. Она призвала население нас поддержать. Но как только она поняла, что мы не российские военные, она тут же начала шашни с украинской стороной. Но слово не воробей, его не воротишь, и то, что она сейчас сидит - это прекрасный пример всем двурушникам. Она пыталась и нашим, и вашим, и везде, как говорится, соломки подстелить.

В результате она сейчас сидит, ее судят, не знаю, уже судили или нет, но там ей большой срок грозит. И туда ей и дорога, это единственное, что я могу сказать. Двурушники всегда получают от обеих сторон.

Ведущий: А была ли у вас связь с Харьковским подпольем? С Луганском?

Стрелков: Еще со времен нахождения в Симферополе.

Ведущий: То есть на вас выходили группами или как?

Стрелков: У меня была связь со всей Новороссией: Днепропетровск, Одесса, Харьков и Херсон. И более того, я уже говорил в каком-то интервью о том, что был выбор, идти на Одессу или на Донецк.

То есть в плане того, что очень просили активисты Одессы, чтобы я шел на Одессу.

Но я не пошел на Одессу по причине выбора, а выбор был связан с тем, что Донецк уже поднялся и занял областную администрацию. Луганск уже поднялся, захватил СБУ. А Одесса все еще продолжала хождение на Куликово поле и не перешла к активным действиям. То есть я полагал, что в первую очередь надо идти на помощь к тем людям, которые уже поднялись сами. Это давало больший шанс на успех. Это первое.

А второе, все таки даже теоретически до Одессы можно было дойти тем же морем, при том развале украинской пограничной службы и флота, я думаю, это было вполне реально. Но дальше вставал вопрос о снабжении. Предполагалось, что туда зайдут российские войска, потому что расчет был именно на то, что народное движение обеспечит возможность воссоединения с Россией, потом российские войска спокойно войдут, так же как в Крыму, спокойно без единого выстрела разоружат украинские войска, если те раньше не убегут, и все будет, как говорится, вот по такому сценарию. А в Одессу войти все-таки было бы затруднительно. Поэтому был выбран именно Донбасс. Но первое, подчеркиваю, что Донбасс поднялся уже сам.

Ведущий: В Харькове были самые большие протесты и все рассчитывали, что Харьков станет центром восстания?



Стрелков: Посмотрите по телевизору, регулярно мелькает некто господин Константин Долгов, сейчас он у Владислава Юрьевича Суркова на окладе работает. Вот все вопросы по поводу слива харьковского движения нужно задавать ему. Потому что больше всего средств на помощь было выделено ему, и меньше всего результата было получено при максимальных стартовых условиях от него.

Константин Долгов


Ну я думаю, что здесь сыграли свою роль местные олигархические элементы, которые, с одной стороны, видимо, не решились, с другой - они летали в Москву какие-то там консультации провели, им сказали, что не нужно. Факт в том, что им не нужно было народное движение, а настоящих народных лидеров просто не появилось.

Ведущий: А как проявляли себя местные коммунисты в областях, которые вы встречали на пути?

Стрелков: На своем пути встречал… знаете, вы рисуете прямо картину: Цезарь идет по Галлии, а там местные коммунисты толпами выходят и как-то себя проявляют. Ну давайте так… что все-таки не надо вдаваться в ТАРАСКАНАДУ. "Тартарена из Тараскона" читали? Рекомендую очень, много аналогий современности, с современной российской действительностью. Так тарасконада это обозначает, когда все преувеличивается. Когда из мухи, условно говоря, регулярно раздувают слонов, во всем.

Ну так вот, надо представлять наши масштабы - 50 человек, когда идет там революция и так далее. Это масштабы тактические, сугубо тактические, имеющие стратегическое значение только по причине того, что с той стороны совсем пигмеи были. Поэтому не надо из этого лепить такой героический эпос, над которым потом будут смеяться историки. А я все-таки по образованию историк и действительно хотел сделать это своей основной профессией. Поэтому для меня имеет значение в какой-то степени, чтобы мое поведение потом не стало притчей во языцех, и чтобы потом не издевались как над Василь Иванычем Чапаевым, чтобы анекдоты не сочиняли. Ну это так, по мелочи.

А что касается конкретного ответа на вопрос: небольшая коммунистическая ячейка в Славянске была. Сначала она пыталась действовать самостоятельно, я не буду называть фамилию ее лидера, поскольку это может ему повредить, хотя он и в эмиграции здесь находится, естественно, не остался там. Потом в один прекрасный момент он пришел ко мне и сказал: я больше ничего не хочу, разочарован во всем, все, я вступаю в ополчение и выполняю ваши приказы. То есть сначала он пытался действовать как-то самостоятельно, но понял, что это бессмысленно. И потом просто работал в ополчении, а поскольку человек в возрасте - на тыловых должностях.

Ведущий: А бессмысленно потому, что он не мог рассчитывать на своих товарищей?

Стрелков: Я, честно говоря, уже не помню, при том, что тогда я вообще не занимался политическими вопросами: у меня военных вопросов была целая куча и мне было не до этого. Но факт в том, что он, видимо, действительно был разочарован и в поддержке со стороны товарищей извне, и в действиях многих своих коллег непосредственно, но знаю, что все ячейки, которые именно на него замыкались, активно помогали ополчению: работали в столовой, оказывали обычную волонтерскую помощь, возили гуманитарку.

К разведке я их не привлекал, но, тем не менее, добывали самостоятельно информацию, и привозили. Но серьезной фракции, условно говоря, они не могли сформировать, да я бы и не дал ничего подобного рода сделать: вот здесь я возвращаюсь к тому, о чем мы говорили в начале разговора предварительного.

Я категорически был против любых политических формирований, и даже если бы ко мне массово пришли монархисты и сказали бы: «Игорь Иванович, давайте сформируем чисто монархическую армию», я бы поступил с ними точно так же, как и со всеми остальными.
Сказал бы: «условие только одно, на общих основаниях: туда, куда пошлют, и никаких пожалуйста отдельных знамен и отдельных лозунгов». Я был против любых отдельных, в том числе казачьих, формирований в ополчении, и много раз убеждался в правоте своих взглядов. Казачье, национальное, идеологическое формирование, будь оно даже самым стойким, самым хорошим, оно всегда имеет две системы ценностей: общую систему ценностей с той системой, внутри которой находится, и свою собственную. И соответственно, свои задачи на определенном этапе может поставить выше общих.

Ведущий: Возникнет противоречие?

Стрелков: Да, возникнет противоречие. И если это противоречие возникнет, то как правило, с очень высокой вероятностью, они будут исходить не из общих задач, а из своих внутренних корпоративных. В результате они не выполнят приказ.

И вот конкретный пример именно из мой практики - это поведение казачьей комендантской роты в Краматорске. После того, как был отдан приказ на общее отступление из Краматорска, они забузили, собрали свой казачий круг и приняли постановление оборонять Краматорск дальше. Но после того, как все силы славянского гарнизона и краматорского гарнизона тоже, кроме их роты, выполняя приказ, проследовали на Горловку, они поняли, что немножко погорячились, мягко говоря. Но они понимали, что я их за это по головке не поглажу. Бойцы не понимали, что происходит, а вот их командиры понимали, что я фактически могу это расценить как дезертирство и немножко расстрелять. Ну может и не расстрелял бы, но в штрафную роту у меня быстренько бы все эти командиры с лопатой в руках отправились бы, в этом можно даже не сомневаться.

И они обманули своих бойцов, сказали, что им получен приказ отступать на Изварино. Эта комендантская рота с минометным взводом выехала в Изварино, где все эти казачьи командиры еще раз провели круг. А все командиры роты были с территории России, в том числе известный товарищ под кличкой «Бабай» - экзотический персонаж, который в самый последний момент просто для кучи сгребли в Крыму, ну вот настолько не хватало людей в самый последний момент, что приходилось даже таких собирать. И они все быстренько перешли на территорию России, бросив свою роту.

Но нет худа без добра, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. На тот момент Изварино оборонял гарнизон в 30 человек в главе со Стопятым, если не ошибаюсь, покойным ныне, он погиб под Дебальцево зимой этого года.



У него было 30 человек, я их снабдил оружием и туда отправил, то есть мне приходилось из Славянска выделять из своих в общем-то незначительных ресурсов, оружие, чтобы в Луганске поддерживать единственный проход. Так вот, эта рота, после того как дезертировали ее командиры, прибыла в Изварино, там осталась и сыграла решающую роль в том, что этот последний проход к России был удержан. Без этой роты, без этих минометов, его бы удержать не удалось.

В данном случае я демонстрирую конкретный пример, почему я был категорически против создания формирований – и национальных, и политических. Вот сегодня, условно говоря, монархисты, коммунисты, и кто угодно, с нами, а завтра они решили, что что-то у них не так, собрались и уехали.

Кстати, казачья банда Козицына, псевдоказачья банда псевдоатамана Козицына, они так и поступали все время. Они, как только начиналась серьезная заваруха, тут же снимались и уезжали, потому что они казаки, их надо беречь. А вот местные ополченцы пусть погибают, а вот мы – казаки, нас беречь надо. Вот как пример, поэтому еще раз повторяю, когда мне говорят, что я там слил какой-то коммунистический процесс. Я периодически читаю, я же читаю все эти наезды не для того, чтобы там мазохизмом как бы заниматься, а для того, чтобы понять, лгут или не лгут, и когда я вижу, что люди откровенно лгут, я только убеждаюсь, моя позиция правильная. И как бы проверяю сам себя.

Так вот, когда я читаю на некоторых коммунистических ресурсах, что вот он слил коммунистический народный протест: не было никакого коммунистического протеста. Поверьте, если бы был именно коммунистический народный протест, то монархист Стрелков приехал бы и к нему присоединился. Не потому что он коммунист или ему нравятся там Троцкий и Ульянов-Ленин, а потому, что надо вставать в тот строй, который воюет против общего врага, без разницы, под какими там знаменами. Но его не было.

Поэтому приходилось создавать под всеми знаменами, я и так старался сделать общие знамена, без упора на монархическую идею. Да, ввел Георгиевский Крест, ввел орден святого Николая Чудотворца, но одновременно я ввел и медаль «За боевые заслуги», максимально повторяющую советский дизайн. Мы стремились объединить все хорошее, что есть в дореволюционной и послереволюционной истории под знаменем ополчения. И никто не навязывал ни православие, ни какие-то идеи, и сам я воздерживался от любой монархической агитации. Причем, даже когда прибыло подразделение дроздовцев из Санкт-Петербурга, они были направлены в обычную пехотную роту рядовыми бойцами. Без каких-либо выделений их в отдельное подразделение.

Ведущий: А была ли у вас связь с подразделениями Луганской народной республики? Особенно интересна связь с подразделением «Призрак», в нем же есть красный отряд.

Стрелков: Значит, ответ на ваш вопрос я услышал уже после того, как вернулся с Донбасса, то есть я не знал на тот момент, есть там красный отряд или нет там красного отряда. Поймите, что это подразделение «Призрак» во многом было сформировано тоже благодаря мне. Ну не именно мне, а нашей помощи, что тоже важно.

Алексей Борисович прибыл ко мне в Славянск, неделю отстоял на блок-посту, после этого мы побеседовали и он поехал в Лисичанск организовывать оборону там. При этом я ему выделили некоторое количество оружия. После этого, когда мне удавалось добыть очередную партию оружия, обязательно Алексей Борисович от меня получал. Все минометы, все крупнокалиберные пулеметы и противотанковые ружья, которые были у него в бригаде до моего выхода из Донецка, были получены от меня. Что-то он там захватил трофейное, что-то там отремонтировал, но большая часть тяжелого вооружения, которое у него было, и значительная часть стрелкового оружия была получена от славянской бригады.

Мозговой в апреле 2014


Видео: http://www.youtude.su/watch.php?v=Q1NuE0ok6yI

В принципе, он подчинялся мне и декларировал подчинение добровольно, то есть какие-то общие задачи мы с ним решали, согласовывали постоянно с его штабом по закрытой линии связи, и фактически он находился в моем подчинении, единственно что, конечно, в связи с нашей разбросанностью и неорганизованностью фронта, подчинение было скорее номинальным. То есть он на своем участке действовал вполне самостоятельно. Ни про какие красные отряды я тогда не слышал. Алексей Борисович, с которым мы поддерживали достаточно тесные отношения, уже после выхода на Донецк, он ко мне тоже прибыл с вопросом, что делать. Как раз перед этим разгромили один из его опорных пунктов взводных, раскатали в хлам, погибло очень много бойцов, целый взвод погиб, и он спрашивал меня, что необходимо делать.


И я ему приказал оставить Лисичанск. Он сразу взмутился - как так мы можем оставить Лисичанск, где в нас верят люди, люди нас защищают… Я подошел к его карте и показал ему обстановку. Что Лисичанск удерживается, но через 2-3 дня он будет отрезан от остальной территории ЛНР, а за спиной Лисичанска Первомайск, Алчевск, Брянка – населенные пункты, где на всех было ополченцев 30 человек. Которые опять же, ко мне за оружием приезжали.

У Болотова оружия было достаточно, он его не раздавал никому. То есть в районы оружие не шло. Куда оно шло я не знаю и не хочу знать, неинтересно мне. Факт тот, что я понимал, что если окружат его бригаду в Лисичанске, весь центр общего фронта будет занят без боя, условно говоря. Так же как заняли Папасное, там сидел маленький гарнизон, в 50 человек, тоже полностью снабженный за счет славянской бригады, но их оттуда выбили просто на раз-два. Потому что он был просто не обстрелян. И казаки опять же просто бросили позиции в Попасном и уехали.

И поэтом он все-таки выполнил мой приказ, причем выполнил вовремя, в самый последний момент и после этого удерживал район конгломерат Первомайск-Алчевск-Брянка.

Ведущий: Возникает вопрос, какие факты кроме неотразимого окружения славянской группы, вынудили вас отойти в Донецк? То есть что довлело над вами?

Стрелков: Какие еще факты? Других фактов на самом деле не было. То есть сейчас мне приписывают, что я сознательно шел спасать Донецк на предмет того, что знал, что город будет сдан. Действительно, когда я приехал в Донецк, я убедился, что город готов к сдаче, и что его никто даже не собирается оборонять.

Но на момент выхода из Славянска я исходил из чисто оперативных соображений. У меня не было противотанковых боеприпасов, а то, что было – не стреляло и не летало. Кстати, то, что там нашли, кучу оружия, это в основном не выстрелившие гранатометы, которые тоже сдавались, и в отличие от остальных формирований, в славянской бригаде учет оружия был очень жесткий. Каждый гранатомет, каждый выстрел, каждый патрон - все это было под роспись, и в случае если не срабатывало что-то, они несли это назад и сдавали. Вот этот хлам мы его естественно и бросили, и бросили на самом деле очень немного. Все что могло стрелять и чем можно было стрелять – вывезли. Вопрос в том, что у нас не было именно противотанкового вооружения. Николаевку сдали только потому что просто нечем было стрелять. 28 гранатометов и ни один не сработал. Ни один. В ходе штурма Николаевки не сработал ни один из гранатометов РПГ-18 выданных накануне. Там просто ребят расстреливали из БТР-ов и они ничего не могли сделать. Противотанковых ружей, к сожалению, было очень немного, и они в основном были сосредоточены на Семеновке, по большей части. А против танков они тем более неэффективны были совершенно.



Не было совершенно артиллерийских снарядов. На два танка было полтора боекомплекта, на «Ноны» был двойной боекомплект, но это тоже очень немного, а на 9 минометов было 57 мин. То есть с такими силами мы могли дать взять себя в окружение и просто сидели бы и нас отстреливали бы с Карачуна и с остальных позиций. Около нас было сосредоточено примерно 80 различных артсистем по моим подсчетам. И предшествовавшему выходу из Славянска уже город находился под обстрелом, особенно жестко долбили Артемовск (поселок), долбили Черевковку, долбили микрорайон Химик, причем по площадям просто, вы представьте, мы сидели бы в городе, нас долбили бы артиллерией, а нам нечем было бы отвечать. А жители? Они не полезли бы на штурм.

В определенный момент я ждал штурма и ждал его с надеждой. Почему? Потому что при общем превосходстве врага в численности (очень большом) и технике мы могли бы, имели шанс нанести ему хотя бы моральное поражение только в ближнем бою в городе, то есть реализовать боевой дух ополченцев, мотивированность их. Но они не собирались штурмовать город, потому что с одновременным отсечением нас от последней линии снабжений под Николаевкой, они одновременно начали по всем остальным участкам обкладывать нас минными полями и натягивать проволоку. То есть собирались сделать, условно говоря, большой концлагерь, то есть сжечь, уничтожить город, а потом мы были бы вынуждены все равно прорываться, через минные поля и через проволоку. Через жесткое кольцо, с соответствующими потерями. То есть деблокировать нас было некому.

У нас во всей славянской бригаде вместе с Краматорском, с Константиновкой и Дружковкой примерно было 2 тысячи бойцов. НУ плюс еще около тысячи снабженцев, волонтеров, членов семей, которые помогали. Но основной костяк 1200 бойцов находился в Славянске. Славянск, Семеновка и все гарнизоны, совсем близкие. А в случае окружения оставалась более-менее крупная группировка в Краматорске, около 500 бойцов, у Хмурого, но он отлично понимал и я отлично понимал, что он нас деблокировать не сможет.
А у Безлера в Горловке на тот момент было около 350 активных штыков при двух танках и двух Градах. Но это ни о чем.

Нас только со стороны Ямполя, тяжелых БТГ, которое наступало, было около 100 бронеединиц различных. Из них около 30 танков. Там может не все было в супербоеспособном состоянии, но и у нас техника была такая что… Самая крупная моя бронегруппа состояла из 11 бронеединиц, которая была в Славянске: 2 танка, 2 «Ноны», 2 БМД (одна БМД-1, одна БМД-2), 2 БМП, БТР – в общем 11 единиц было всего. Это ни о чем было, учитывая состояние фронта. А у них, кроме этой БТГ (батальонно-тактической группой), которое нас отрезало, на каждом блок-посту было по 4 танка.

То есть отношение сил было такое, что мы всей нашей бронегруппой могли взять по идее 1-2 блок-поста и после этого кончиться как таковые. А у них бы оставалось еще 99 процентов того, что у них было.

Поэтому зная, что деблокировать нас некому, выхода другого не было, кроме как вывести, спасти личный состав, технику и вооружение, причем не просто спасти их в плане жизни, а вывести организованно, чтобы занять оборону на новом участке.

Но после того, как мы вышли из Славянска и зашли в Краматорск, той же ночью через 2 часа после того, как я прибыл на командный пункт Хмурого, принесли сообщение, что в Артемовск вошла бронегруппа противника. Артемовск – это глубочайший тыл, и фактически складывалось второе кольцо окружения, то есть шел охват уже не просто Славянска, в всей славянско-краматорской группировки. То есть следующим шагом после занятия Артемовска было перерезать дорогу, тем более она там не прикрыта была, между Константиновкой и Горловкой и все, и до свидания. И мы снова в окружении.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Интервью Стрелкова на Нейромире





Tags: Славянск, Стрелков, интервью
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 190 tokens
Апелляционный суд Гааги обязал Россию выплатить 50 миллиардов долларов бывшим акционерам компании ЮКОС В июле 2014 года третейский суд в Гааге единогласно удовлетворил иск бывших акционеров ЮКОСа и обязал Россию выплатить им 50 миллиардов долларов. Москва обжаловала это решение, объяснив, что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment