Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
chervonec_001

Прямая линия с И.И. Стрелковым 24.12.2015 (часть 9, заключительная)

- об операции в Сирии
- чем взаимосвязаны российский рубль и Кавказ
- о дебальцевском котле
- кто же всё таки послал Стрелкова в Славянск


ВИДЕО прямой линии
ТЕКСТ, часть 1
ТЕКСТ, часть 2
ТЕКСТ, часть 3
ТЕКСТ, часть 4
ТЕКСТ, часть 5
ТЕКСТ, часть 6
ТЕКСТ, часть 7
ТЕКСТ, часть 8
ТЕКСТ, часть 9



4:21:21

А.Сталинов: Спрашивают, что Вы в целом думаете об ИГИЛ и его опасности в той же Средней Азии?

И.Стрелков: Опасность потенциальная существует, тем более теперь, когда мы вступили в борьбу с ИГИЛ, в прямое противостояние. То есть, вместо того, чтобы воевать с ИГИЛ чужими руками, как это делают умные англосаксы, которые вооружили для этого иракскую армию, там, ещё, и так далее, — мы вместо этого влезли сами, как дебилы. Ну, это наш, в последнее время, фирменный стиль: сначала влезть, а потом думать — зачем.

Правильнее всего было бы воевать с ИГИЛ, снабжая курдов, вот, советники им, оружие, снабжая того же Асада, в конце концов, — советники, оружие, там, ещё что-то. Вроде, и не явно, но эффективно. Вот так надо было воевать с ИГИЛ. И пусть бы вот они воевали, потому что у ИГИЛ, как у исламского государства, у них на пути к России Турция и Иран. Даже Афганистан не граничит с ИГИЛ. Да, это, как бы, она сейчас во многом сетевая структура, но, всё равно, база у неё в Ираке.
Так вот, в первую очередь в уничтожении ИГИЛ заинтересованы Турция, Иран и Саудовская Аравия, потому что это их прямые конкуренты. Потом, в меньшей степени, Израиль. Вот их и надо было поддерживать, чтобы они воевали с ИГИЛ и уничтожали эту потенциальную серьёзную угрозу. Ну, мы же не можем так. По умному-то мы не можем. Мы сделаем так, чтобы хуже всего и с самыми хреновыми последствиями.

Поэтому, да, сейчас будем воевать, раз уж ввязались в войну, будем воевать, в том числе, возможно, и на территории Средней Азии. Но только воевать-то надо, извините, так, чтобы по умному, надо и тыл подчистить, от тех же салафитов, от тех же ваххабитов. У нас Кавказ взрывоопасный. Вот если, не дай Бог, сейчас рубль окончательно гигнется, и экономика, и мы не сможемим давать дань, за двенадцать лет туда отправлять, потому что там 95 процентов всего бюджета, всех республик — это федеральные поступления.



Они ничего сами не производят. Там пенсии, ну, там есть какие-то производства, я не буду врать, но это, реально, в моё, когда я ещё служил, а служил я не так давно, трёх лет ещё не прошло, как я уволился, ну, три года, допустим, — 90%, 92%, 95% — это суммы федерального финансирования для всех этих республик: Дагестан, Чечня, Ингушетия, Кабардино‑Балкария, Карачаево‑Черкесия.

Вот если этот поток перестанет аккуратно поступать, — достаточно молодое население, исламский фактор налицо, практически, моноэтнические республики, русских почти всех выдавили, и не только из Чечни, — вот, мы получим там такой котёл хороший. Вот там ИГИЛ и может появиться, вполне может себя проявить.

Но всё, опять же, зависит от того, насколько здесь будет нормальное экономическое положение. На что американцы и бьют. Они нас душат медленно, экономически. Мы там им ядерным оружием! А они нас ласково так за галстук затягивают. Вроде и ударить ядерным оружием нельзя, и всё душнее, душнее. Потому что галстук надо порвать, нечего носить эту удавку на шее.



Порвёшь галстук — сразу легче станет.

4:24:46

А.Сталинов: Спрашивают, как вы оцениваете Дебальцевский котёл? Какие плюсы и минусы, на Ваш взгляд …

И.Стрелков: Дебальцевский котёл — надо конкретизировать вопросы. С какой точки зрения Дебальцевский котёл? Почему я должен гадать, отвечая на вопросы? Что подразумевается, наши действия, укро-действия, результат стратегический, тактический?

Скриншот (2016.01.14 15-47-55).jpg

Я знаю только одно, то, что в принципе, уже многие написали блогеры, ну, естественно, скажут, что я выдал военную тайну, но, тем не менее, уже об этом весь интернет знает, как говорится. Дебальцевский котёл — это должна была быть задача третьего дня операции, закрытие Дебальцевского котла. Там и Артёмовск должен был быть взят, и всё остальное прочее.
Результат — с трудом вымучили, за полтора месяца тяжёлых боёв вымучили Дебальцевский котёл. Это показало, что уровень украинской армии возрос, её стойкость, она и так-то неплохо воевала в обороне, а уровень ополчения не особо-то и вырос, если вообще вырос.

Очень большие потери в добровольцах были под Дебальцевским котлом. Отвратительное управление. Вот, на что меня ругают, и правильно говорят, что я не профессиональный военный, я это признаю, я об этом уже сегодня говорил, что даже ротой никогда в бою не командовал. Оперативно управлял, как оперативник, операциями, но не командовал в бою ротой даже. Мне было чрезвычайно тяжело руководить войсковыми соединениями, частями соединений. Не умею. Базовые какие-то данные есть, там, до взвода, а дальше — плохо.

Но, извините, так отвратительно провести Дебальцевскую операцию я бы не смог. Вот, точно не смог. Там, реально, Дебальцевскую операцию вытянуло несколько полевых командиров, которых уже успешно выжили из армии ЛДНР, на данный момент.

А.Сталинов: Теперь и их там нет.

И.Стрелков: Теперь и их там нет. Ольхона выжили. Ну, куда уж дальше? Это человек, который сделал эту операцию, на свой страх и риск. Закончил, вернее, взял в окружение. Ну, то есть, так воевать…

Ольхон


Ополчение лучше воевало, серьёзно говорю. Да, были серьёзные потери, но и результаты были. Не было такого, чтобы лоб разбивали об укрепления без всякого смысла. И танки никогда без пехоты не ходили. Если были танки, то танки поддерживали пехоту, а не ходили отдельно. Азы, просто азы.

А бойня под Авдеевкой — это вообще безумие полное. Полное безумие, за это расстреливать надо. Предавать военно-полевому суду и расстреливать, того, кто руководил этим.

4:27:27

А.Сталинов: Вот как раз вопрос – спрашивают: каков ваш максимум как военного, есть ли у вас возможность вернуться к работе, видимо имели в виду ФСБ.

И.Стрелков: У меня есть возможность вернуться к службе, если меня призовут по мобилизации в ряды Вооруженных Сил РФ. Частью которых ФСБ и является. Я офицер запаса, у меня соответствующая запись есть в моем военном билете офицера запаса, ну, правда, считается, что я прапорщик-реконструктор, но местами меня считали полковником, даже и присваивали чего-то в этом отношении. Причем, не казачий, в отличие от многих. И если будет такая возможность – то без вопросов.

Даже про ту же самую Сирию я отвечал – что если меня мобилизуют – я с удовольствием поеду, я буду выполнять свой долг перед государством. Правильная, это операция, не правильная – все, под козырек и вперед! Я готов сражаться в рядах армии своей страны – никаких проблем нет. Выполнять свой долг.

Другой момент, что добровольцем я туда не поеду, делать там добровольцем нечего. Незачем туда соваться. В этом случае –да. Пока в Новороссии Минск-1, Минск-2 – бодяга эта продолжается, послать меня туда – это означает, что решили воевать. Это все воспримут так – и американцы, и укры, что если Стрелкова вернули на Донбасс, значит –война. Все. Даже говорить об этом, пока нет отказа от этих ублюдочных соглашений, нечего.

А свой потолок как военного – ну, не знаю. Если бы у меня была возможность вернуться заниматься тем, чем я умею заниматься, то есть борьбой с бандподпольем, бандформированиями, с этим я профессионально знаком, на нормальном, достаточно высоком уровне. Относительно, но тем не менее. Командовать же мотострелковой бригадой – ну, это совсем, если на безрыбье и рак рыба. Только вот так.

Честно говоря, если бы у меня была возможность, я бы нашел настоящего профессионала, который бы действительно с этим справился. И если бы меня действительно бы назначили командовать такой вот бригадой, то первое, чем я бы озаботился – это найти настоящего профессионала в качестве того, кто реально будет командовать, а я там буду вдохновлять личный состав. Вот примерно так. Это, кстати, тоже важно.

А.Сталинов: Ну, да. Военно-политическая, воспитательная работа – это серьезная проблема. Не только в Донецке, на самом деле.

(4.30.32)

И.Стрелков: От командира, это на самом деле, требуется. Если у командира есть хороший начальник штаба, настоящий, профессиональный. Способный быть наставником, то вот пример Красной Армии, РККА 19 года. Она начала бить белых только тогда, когда нормально расставила штабистов по дивизиям, по армиям, из бывших генштабистов царской армии. Вот когда эти все самородки, стали побеждать. А они действительно были самородками, потому что в условиях гражданской войны требовалось не только знание, требовалось умение вести за собой людей, заставить подчиняться, что наши, кстати сказать, военные не умеют совершенно. Не умеют с ополченцами общаться: они или в панибратство, или в хамство тут же впадают, в какой-то мере. И то, и другое не работает. И то, и другое ведет к разложению коллектива.

Вот поэтому и подчеркиваю, что и Буденный, и Ворошилов, и остальные там красные командиры отнюдь не были бездарями. Они по-своему были очень талантливыми людьми. А военные знания, специфические, которые помогали осуществить операцию – с этим им помогали начальники штабов. Вот, кстати, так должно было быть организовано, по моей мысли, ополчение. Командовали командиры местные, которые пользовались авторитетом, а начальники штабов чтоб у них были профессионалы, которых можно было пригласить из России. Вот так надо было делать. Но у нас же все умные! Как застрелиться и не жить, все профессионалы, блин горелый!

А.Сталинов: Я помню, в Славянске, вы тогда приглашали к себе специалиста…

И.Стрелков: Я, да. Тогда что-то не шибко шли..

А.Сталинов: Нашелся?

И.Стрелков: А, да, тогда, когда надо было уже уезжать, за несколько дней до отбытия. Там я уже понимал, что мне не удастся удержаться.

4.32.12

А.Сталинов: Спрашивают ваше мнение по поводу казаков в Донецке и Луганске.

И.Стрелков: Уже много раз отвечал – отвратительно. Просто отвратительно. За всех, не скажу, опять же – не бывает правил без исключений, но в целом – особенно козицинские банды, это было что-то. Что невозможное. При мне ни одного боя вообще.

Везде, где они были, бросали позиции без боя. Везде. Непрерывная череда брошенных позиций. Красный Луч – бросили позиции без боя, под Ямполем, как только бой начался, бросили позиции и ушли, Попасная – бросили позиции, Артемовск – бросили позиции без боя, Дебальцево бросили позиции без боя. Вот славный путь козицинской армии. Вот когда говорят, что Стрелков сдал пол Донбасса, простите – мне помогали. Очень сильно помогали.

А.Сталинов: Стоит ли русским добровольцам сейчас ехать на Донбасс?

И.Стрелков: Это каждый должен решать за себя. Мое мнение не изменилось. Если кто-то готов терпеть хамство некоторых командиров, готов сражаться в тех условиях, которые есть, то, может быть, имеет смысл ехать.

Но надо если уж ехать, то твердо понимать, что там ждет. Что ждет хреновая еда, абсолютное непонимание перспектив, полтора рожка патронов на передовой, когда напротив тебя БТРГ, боевая тактическая группа укров, полностью снаряженная, постоянные минометные обстрелы, без права ответить, снаряжение, которое украли еще неизвестно где, как говорится, отдельные товарищи в больших погонах, и хамство с их стороны – вот если на все это готовы, но вот, в свое время, имея за спиной высшее образование, две войны и срочную службу в армии, я отправился служить в Чечню, сержантом. Отслужил ровно полгода, как было положено по контракту. Ни днем больше, ни днем меньше. Я пошел на это. Больше того, я там даже никому не рассказывал, что у меня высшее образование есть, а не то, что я где-то воевал. Готов был, да ходил, да терпел вот, и ничего, нормально. Приобрел бесценный опыт. Бесценный. Который мне впоследствии очень пригодился.

4.34.37

А.Сталинов: Спрашивают: если партию нецелесообразно, может организацию другой формы, например орденского типа?

И.Стрелков: Вот у нас все упирается в три вещи: первое – это ресурсы финансовые, второе – это административный ресурс, и третье –это у нас любая организация орденского типа – это что-то закрытое, секретное. Совершенно не испытываю никакого желания чтобы ОД «Новороссия» и меня лично провозгласили самым тайным заговорщиком, который вот! Чтобы при присвоили звание главного организатора патриотического майдана, правда мне его итак присвоили, без меня меня женили. Но тем не менее.

Орденского типа. Ресурсы. В первую очередь ресурсы и необходимость. Сейчас говорят, что единственный выход для Путина –это организовать опричнину. Да, это так. Вот организация орденского типа.

В России государство играло всегда намного большую роль, чем в любой европейской стране. Хотя бы по одной простой причине – что у нас невозможно выжить без государства. И никогда не было возможно. И чем больше было царство, тем прочнее оно было по одной простой причине: если в полцарстве недород, вторая половина его кормила. Если недород в Поволжье, кормит Северск и Украина, если в Северске и Украине поляки все выжгли – кормит Поволжье. В том числе и за счет этого, за счет экономической необходимости росла империя. У нас везде зоны экстремального земледелия. Просто везде.

И поэтому государство у нас традиционно было сильнее, чем где бы то ни было. И подменять его различными орденами, как в маленькой Европе, где проехал 10 км – и уже следующее государство, особенно в средневековье было, рыцарские ордена служили определенным объединяющим стержнем, как в Германии, скажем, было. Потому что орденские представительства были во всех крупных городах, даже ганзейских.



Ну, у нас это не нужно было. Просто не нужно. Единственный орден, подобный рыцарскому – вот, пожалуйста, опричнина Ивана Грозного. Просуществовала, я уж не помню, то ли 15, то ли 20 лет и была распущена. Других примеров орденов у нас не было, ни военно-религиозных, ни просто. Позднейшие ордена, времен Петра Великого, чисто наградные, пусть и с элементами западной культуры геральдической, в счет не идут. Только государство у нас может такой орден организовать.

В свое время орден еще был – Лимонов сравнивал партию времен Сталина – Орден Меченосцев. Кстати, действительно звучало. Действительно в этом что-то было. Партия времен Сталина действительно имела какие-то элементы орденского типа, реально. Формально, вроде бы не принадлежность к власти, но с другой стороны – она пронизывала всю государственную власть, была второй пирамидой, встроенной. Пирамида внутри пирамиды, встроенная в нее.

4.37.47

А.Сталинов: Вы много говорите о Боге и Вере. При этом реально работаете на русский народ, защищая его морально и с оружием. Но о Боге и вере много говорят и попы. Есть ли разница между вашей и их верой?

И.Стрелков: Знаете, это поток сознания определенный. Есть священники, которые реально верят в Бога, есть священники, которые не верят в Бога. Это факт. Есть люди – миряне, которые верят в Бога. Вера, она не сравнивается с тем – кто ты, носишь сутану или меч. Или веришь, или не веришь. А изображать из себя можно все, что угодно. Кстати, стараюсь обходить этот вопрос, потому, что не считаю себя очень сильно верующим. Вот настолько, чтобы проповедовать что-то или объяснять. Ну, вот не нужно это, лишнее.

Вера, она очень индивидуальна, каждый по-своему верит. Священник отличается от военных хотя бы тем, что он обязан проповедовать веру. А искренне он это делает или неискренне, вот это другой вопрос. Вопрос к каждому лично священнику, и не ко всем в душу залезешь. Приходилось общаться с искренне верующими священниками, не раз приходилось общаться с откровенными атеистами в рясах. В том числе, в епископском сане. По службе приходилось. Правда, они этого не скрывали особо. Каждый выбирает для себя. Есть чиновники в рясах, есть чиновники с мечом. Есть искренне верующие и не чиновники, и не в рясах.

И.Стрелков: Давайте уже заканчивать.

А.Сталинов:
Да, пора уже, вот полночь близится..

И.Стрелков: А Германа все нет…

А.Сталинов:
А кто же вас послал в Славянск? Не уйти вам от этого ответа.



И.Стрелков: Никто меня не посылал, я сам пошел. Никто меня не посылал в Славянск. Никто. Никто мне не сказал «Стрелков, иди». Меня поддержал Аксенов. Этого я не скрывал. Сергей Валерьевич меня поддержал, и он отлично понимал, что Крым без Северной Таврии, это ничто. Это сухая гроздь, сухой виноград. Сухая ветка, сухая рука. Он это прекрасно понимал, понимает и до сих пор. Вот он и поддерживал меня всеми силами.

Но не он меня посылал, не было такого. Понимание, что надо идти было у меня и у ближайших, полное абсолютно. И удалось этого понимания добиться у Аксенова и некоторых людей, которые нам помогли, материально. Но никто, не было такой команды. Это может как-то звучит, но это сами, была действительно личная инициатива. Это звучит немного пафосно, но это так.

А.Сталинов:
Теперь действительно последний вопрос, мы больше. Такого не было вопроса. Как обстоит ситуация с увековечиванием памяти добровольцев из России. Получается это делать, или нет?

И.Стрелков: Насколько я знаю. Ставят памятники на Донбассе. Вроде бы что-то открывают в отдельных случаях в других городах, мемориальные доски. Мы этим не занимаемся, у нас на это просто нет ресурсов. Нету. Я считаю, это лично мое мнение, что лучше вылечить несколько покалеченных, чем поставить очередной гранитный камень.

Еще один момент, который важен. Поймите, что все мемориалы, все кладбища имеют значение только тогда, когда они для людей представляют моральную ценность, духовную. Иначе это мертвые камни. Просто мертвые камни. Недавно я прочитал, что в 2012 году снесли могулу Министра просвещения имперского, убитого террористом, по-моему, в 1903 году. Это очень достойный человек, всех лично принимал, самых бедных просителей. Чем террористы воспользовались – взорвали и его, и тех, кто находился рядом. Не всех даже опознали. И вот. Его могилу, высочайшего имперского чиновника, погибшего на своем посту, просто снесли, как невостребованную. А ведь когда-то это было местом паломничества людей. Поэтому так. Помните, как Христос сказал: «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Сначала нужно позаботиться о живых, потом о мемориалах.

А.Сталинов: Разрешите от нас поблагодарить Игоря Ивановича.

И.Стрелков: Спасибо вам, спасибо за то, что послушали. Спасибо за то, что потерпели. Ну, и всем, кто нас поддерживает, просим – распространяйте наши материалы. Это иногда может быть более важно, чем собрать пару килограммов тушенки или сахара. Донбасс задыхается в информационной блокаде, задыхается.

А.Сталинов: Люди страдают и от отсутствия денег, и самого необходимого. И хотя зима теплая, не хватает самого необходимого.

И.Стрелков: Особенно на позициях.

(4.43.29)

А.Сталинов: Несмотря на то, что молчат усиленно наши средства массовой информации о реальной ситуации на Донбассе, люди там меньше не нуждаются. И информационная блокада, конечно. Но помощь там реально нужна. Есть проверенный канал доставки помощи. И если вы конкретно знаете нуждающихся, вы можете воспользоваться помощью фонда Игоря Ивановича Стрелкова.

И.Стрелков: Не фонда. У нас нет фонда – Движения.

А.Сталинов: И помощь эта доходит. Спасибо, Игорь Иванович.


П.С.
В завершении цикла постов относящихся к прямой линии Игоря Стрелкова, не могу не сказать о людях, принявших участие в подготовке текстовки этого интервью. Взявшись дружно, каждому по кусочку, получилось и не так тяжело!

Это Наташа А., Тамара А., Наталья К., Ольга Ю., Эльжбета Р.

Без них этот труд оказался бы невозможным! СПАСИБО БОЛЬШОЕ ИМ!




Метки:

Последние записи в журнале


промо chervonec_001 20:01, Суббота 56
Разместить за 240 жетонов
Спасибо за поздравления на День рождения и поддержку блога! Откровенно говоря, было расстроился вчера утром, когда показалось, что читателям все равно на мой блог, и вчера на утро за 7 часов пришло 300 рублей. Не от суммы расстроился. Мне важна ваша реакция и показалось, что ее нет. Но…

  • 1
А когда Ольхона "ушли"? И тишина везде... Даже думать боюсь, что будет, если Донбасс просрут(((

Ольхон пишет, что вернётся на Донбасс.

Угу.И Безлера никто не посылал и Болотова и Бородая. Верю.)

А злые языки говорят что козаков из Дебальцево "отступал" самолично Гиркин.

Злые языки могут засунуться в одно место, и там пребывать.

Андрей, огромное спасибо Вам и всей бригаде расшифровщиков за этот титанический труд!

Спасибо! Ряд вопросов не могла разобрать на видео,теперь поняла,о чём шла речь.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account